Роза в левой руке


Совершила ли я грех? Но кто из нас не грешил? Да и ради чего мне быть святой? А потому мой рассказ - не исповедь, ведь я не считаю, что нагрешила. Это была лишь простая человеческая слабость, хоть и не такая, как у других, но я ничуть не жалею, что поддалась этой слабости.

...У него было много имён. Он был знаменит на весь мир, и разные люди называли его по-разному. Но для меня он был просто Джонни. Джонни из Ванкувера. И плевать мне было на то, что он вовсе не оттуда и что зовут его не Джонни.
Сколько длилось наше знакомство?.. Тогда я потеряла счёт времени... Я не считала вечера, потому что не хотела знать, что они могут закончиться...
А он приходил ко мне каждый вечер!.. Каждый вечер... Стоило лишь свету луны коснуться моих приоткрытых окон, как костяшки его пальцев уже слегка постукивали в дерево входной двери. Его большие печальные глаза смотрели на меня из-под густых тёмных бровей идеальной формы игриво, слегка нахально, а в левой руке он каждый раз держал пышно распустившуюся алую розу на длинной шипастой ножке.
Уголки его век уже тронули морщинки. Он выглядел старше меня, но порой казалось, что он мой ровесник, хоть я и знала, что на самом деле он ещё старше, чем выглядит, что он намного опытнее и мудрее всех, живущих на этой грешной Земле...
Но я была счастлива...
И даже когда моё утомлённое ночными страстями тело только-только нехотя начинало приходить в себя, я всё равно открывала ему дверь и принимала розу своей левой рукой из его левой руки - от сердца к сердцу. Но кто знает, есть ли вообще у него сердце?..
Он наслаждался моим молодым, гладким телом, смакуя каждое мгновение нашей близости, а я, забывая о распятии, висевшем над моей кроватью, отдавалась ему вся, без остатка, не жалея себя и не чувствуя вины перед Богом!..
Но я была счастлива!!!
С виду он был красив, мускулист... Его тёмные волосы небрежно спадали на лоб, частично скрывая морщины, проявлявшиеся при удивлении. И я так привыкла к этому желанному образу, что мне даже пришлось разбить зеркало в спальне, чтобы не видеть настоящей его сути...

В те вечера наши тела сплетались в огненном вихре, подобно языкам пламени в едином костре... Он жадно принимал в себя мою энергию и охотно делился своей, от чего у меня шла кругом голова, а перед глазами то и дело всплывали странные картины из его долгой жизни... Я за секунды проживала судьбы сотен людей, которых он знал, - от рождения до самой их смерти. Я чувствовала всё, что чувствовал он в разные моменты, но на меня эти ощущения обрушивались разом, меня захлёстывала волна эмоций, ВСЕХ ЕГО ЭМОЦИЙ!.. Вначале было трудно, но я научилась пропускать через себя эту лавину, испытывая ничем не передаваемое блаженство...
...А потом мы лежали и долго разговаривали, пока возле окна крутилась пластинка с бессмертной музыкой Клода Дебюсси. Он задавал мне вопросы, очень много вопросов: обо мне, о моей семье, о моей жизни... Он и так знал всё наизусть, но хотел услышать это от меня. Поэтому я делилась с ним всем, что так давно держала в себе, а он внимательно меня слушал. И он тоже многое мне рассказывал...
...А когда он уходил, я, пошатываясь, направлялась в ванную, хотя ноги мои отказывались идти... Я проходила мимо замолкнувшей пластинки, на ходу проводила рукой по бархатным лепесткам алых роз, коих собрался уже целый букет... И там, в ванной, обращаясь взором к зеркалу и видя следы от когтей на своём теле, я в очередной раз не без удовольствия осознавала, что в моей спальне побывал сам Сатана...