Увядание


Автор: Tatiana Miobi
Фэндом: Lycaon
Персонажи: Yuuki/Hiyuu
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Психология, AU
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 4
Статус: закончен

Описание:
Цвет розы не иссякнет и останется притягательным до тех пор, пока не закончится срок её цветения.
Развратно-бархатный, глубокий, сочный… как дорогое вино, как губы валютной проститутки.

Публикация на других ресурсах:
С шапкой


Содержание:

Часть 1. Аромат
Часть 2. Вкус
Часть 3. Прикосновение
Часть 4. Увядание


 

Часть 1. Аромат

Розы привыкли ловить восхищённые взгляды. Распускаясь, они являют собой воплощение страсти и пылкости чувств, таких мимолётных, но способных увековечить своё присутствие побаливающими отметинами на сердце.
Увядая, они продолжают источать еле уловимый аромат, до которого уже никому нет дела. Морщинки, идущие по лепесткам, вызывают у людей тоску, словно некогда идеальные, но ныне одряхлевшие черты лица невероятно красивого человека. 
Страсть быстро угасает, оставляя взамен лишь шлейф чёрно-белых воспоминаний с вкраплением потускневшего бордового цвета.
Но цвет розы не иссякнет и останется притягательным до тех пор, пока не закончится срок её цветения. 
Развратно-бархатный, глубокий, сочный… как дорогое вино, как губы валютной проститутки.
***
Пальцы проводят по верхнему веку, размазывая макияж в сторону правого виска. Еле заметные морщинки, несвойственные молодой коже, моментально попадают в поле зрения уставшего человека, сидящего напротив зеркала. Он узнаёт себя в отражении каждый вечер, когда медленно смывает с губ бордовую помаду, обнажая сущность, недоступную придирчивому взору своих клиенток. На это лицо они бы точно не позарились…
***
Дорогим украшениям без сожаления позволяют оказаться на полу. Они звонко ударяются о твёрдую поверхность, лаская слух отголосками грязной роскоши. 
Бархатные занавески, шёлковые простыни… Но любоваться этим интерьером расхотелось в тот момент, когда короткометражный порнофильм превратился в нескончаемые будни, а удовольствие – в обыкновенную актёрскую игру. 
Чёрно-белый порнофильм.
Чёрно-бело-бордовый, потому что роза всё ещё цветёт и соблазнительно пахнет. 
Его фальшиво любят и с нетерпением желают за долгие прелюдии, делающие физическую близость чем-то воистину невероятным. Он по привычке мошенничает, всё дольше опаляя чужое тело кратковременной страстью, чтобы выжать как можно больше денег из своей почасовой оплаты. 
***
Летний вечер, необходимое одиночество, приоткрытое окно съёмной квартиры.
Сигарета за сигаретой. Бледные пальцы с обшарпанным лаком на ногтях тушат окурок в круглой пепельнице, на внутренней стороне которой выгравировано сломанное колесо Фортуны. Это не странный подарок и не случайное приобретение по ошибке: Юуки видел в недостающем звене колеса отражение собственной, вполне обеспеченной жизни.
Растянуться на вместительном подоконнике, смотреть сверху вниз на город, который никогда не спит, и думать, думать, думать… о том неизвестном, который в этот поздний час пришёл в постель к его личной живой отдушине.

 

Часть 2. Вкус

Бордовые губы дотрагиваются до края бокала, в задумчивости останавливаясь, перед тем как сделать первый глоток. Интимное освещение окутывает привычным спокойствием, снимая с тела оковы напряжения. 

В самый первый день ему было несказанно трудно полностью раскрепоститься. Молодой, неопытный, со стыдливым румянцем на гладких щеках, проступающим сквозь невесомый слой фарфоровой пудры, он выглядел младше и наивнее своих лет, что дало возможность продать себя за двойную цену, притворившись девственником. Определённо, владельцу публичного дома понравился такой ход.

Юуки улыбнулся, отпив вино из бокала. 
Он помнит, как боролся с отвращением, целуя грудь респектабельной женщины, как видел морщины на её лице, которые уже невозможно затушевать косметическими средствами, как вдыхал запах сигарет, пропитавший её окрашенные волосы. 
Женщина не знала о маленьком обмане и почему-то терзалась чувством ответственности за того молодого паренька, которому, как ей казалось, всего за одну ночь помогла раскрыться и стать роскошным, желанным мужчиной. С тех пор, посещая публичный дом, она требовала аудиенции только с одним человеком.

***
Секс в каждом движении. Этот образ обещает сыграть злую роль в твоей жизни, если не научишься оставлять его в том месте, где ты примерил его изначально. 
Даже если для одних ты валютная шлюха, это вовсе не значит, что другие вправе вешать на тебя ценник. 

Ни ярких губ, ни туши на ресницах. Юуки, не спеша, шагает по тротуару, стараясь не отрывать взгляда от сырого, потемневшего асфальта. 
Он вряд ли встретит здесь кого-то из своих клиенток, уж слишком беден и невзрачен для таких особ этот район, да и узнают ли они его без привычного развратного образа?

Недавно прошёл дождь, обронив последние капли на плечи молодого человека, открывающего дверь такси в начале знакомой улицы. Юуки приезжает сюда часто, чтобы забыть о работе, напоминающей чёрно-бело-бордовый порнофильм, забыть себя, того, кем он является, принимая богатых женщин и при этом всем телом чувствуя разгорячённое «за», но душой неумолимо веруя «против».
Он приезжает к человеку, не знающему этих тайн, противоречий и сомнений, которым Юуки намеренно не даёт выхода, стараясь держать в себе до более удобного случая. 

Невзрачное здание с пёстрой вывеской, тяжёлая дверь, коридор, где воздух отдаёт сигаретами и дешёвым мужским парфюмом, немного вперёд, затем направо, по изученному маршруту до маленькой комнатки, где с трудом помещается двуспальная кровать. 
Юуки стоит в дверях, разглядывая спину молодого человека, сидящего напротив длинного узкого зеркала. Их взгляды встречаются, и на губах обоих проскальзывает тень мимолётной тёплой улыбки.

 

Часть 3. Прикосновение

Длинные ногти с акриловыми букетами проводят по торсу Юуки, когда тот усаживается на бёдра клиентки, представляя себя в самом выгодном свете. Пошлый взгляд из-под густых чёрных ресниц подогревает фантазию, призывая без остатка отдаться наслаждению. Женщина полагает, что молодой человек любуется её телом, избалованным дорогостоящими процедурами в салонах красоты, на самом же деле, за пошлым взглядом, полным желания, скрывается сочувствующая усмешка. Он видит, что тело стареет, а косметологи просто тянут деньги из обеспеченной дамы, предлагая опробовать на себе последние новинки из мира косметики. 
Акриловые ногти снова проводят по оголённому торсу, надавливая на кожу и заставляя участиться дыхание парня. Она полагает, что ему это нравится, а он думает о том, как уродливо и нелепо смотрятся тяжеловесные розовые букеты на этих морщинистых пальцах.

***
Рука Юуки мягко обнимает плечо молодого человека, который спит, доверчиво положив голову ему на грудь. 
Тишину, которую должно разбавлять лишь ровное дыхание в унисон, нарушают стоны, глухо, но ощутимо доносящиеся из соседних комнат. Вибрации воздуха и скрип кроватей создают ощущение присутствия чего-то лишнего, отвратительного и нежелательного, до боли знакомого, чего не должно быть поблизости в этот момент настоящего единения двух родственных душ.
Юуки осторожно поворачивает голову, касаясь губами волос Хийю. Нельзя ни дрогнуть, ни шелохнуться, чтобы случайно не разбудить это прекрасное создание раньше, чем подойдёт к концу оплаченное время. 

***
Женщина захватывает губами край небольшой шоколадной конфеты. Изящным жестом откинув со лба светлые волосы, парень наклоняется, проводя языком по свободному краю, после чего принимает тающий во рту шоколад, прикрывая глаза и будто наслаждаясь приторным вкусом нежнейшей клубничной начинки.
Юуки ненавидит сладкое и был бы рад шепнуть своей клиентке о том, что в её возрасте не стоит злоупотреблять шоколадом.
Он старается отвлечься от этих мыслей, чтобы не свести на «нет» умелую актёрскую игру, а она каждый раз пытается убедить себя, что молодой любовник даёт ей то, в чём нуждаются богатые одинокие женщины.
Женщины, которые в состоянии купить очень многое, в том числе, секс, в любой момент, практически в любом количестве. Они тратят на это деньги в попытке заглушить потребность в обыкновенной взаимной искренности.

Как и другие, она никогда не найдёт здесь то, в чём нуждается.
Между любовниками, как правило, бывают чувства. Между Юуки и его клиенткой есть только деньги, которые она платит в обмен на услуги, предоставляемые публичным домом.

***
На поверхности длинного узкого зеркала отражается застывшее время. 
Юуки ничего не говорит, ни о чём не спрашивает, молча заходя в комнату и ложась на двуспальную кровать. Так происходит всегда, из раза в раз. Он покупает два часа, чтобы позволить Хийю выспаться, положив голову себе на грудь.
У них ещё есть время, чтобы узнать друг друга. Но не сейчас, не сегодня, может быть, на следующей неделе блондин поведает о том, чем занимается, а Хийю, в свою очередь, расскажет, что заставило его самого выйти на гнилую тропу проституции. 
Всё это будет позже, потому что в данный момент не имеет значения.
Юуки продолжает обнимать спящего, смотря на поверхность зеркального отражения, в котором они оба любимы, чисты и бесстрастны.

 

Часть 4. Увядание

Начав двигаться, молодой человек почувствовал головокружение и приступ тошноты. Лицо женщины то расплывалось, то вновь обретало ясные очертания. Дышать становилось всё труднее, по виску медленно стекала крупная капля пота. Ещё немного – и окончательно станет не по себе.
С трудом сглотнув ком, образовавшийся в горле, Юуки слез со своей клиентки и, тяжело дыша, свесил ноги с края кровати, коснувшись ступнями тёплых деревянных полов.
Колотит изнутри. Пот непрерывно стекает по голой спине, быстро остывая, отчего по коже бегут неприятные мурашки.
Ему нужно выпить. Много. Впервые он ощутил потребность напиться до беспамятства, не смакуя дорогой алкоголь, а приложившись губами к горлышку чего-то дешёвого.
Его рука коснулась напряжённого члена, и, сделав несколько движений, Юуки кончил в презерватив, простонав и выгнув спину. Сегодня эта сумасшедшая предложила заняться сексом без всякой защиты, на что молодой человек ответил вежливым отказом и обещанием сделать это в следующий раз.
Следующего раза не будет. Юуки слушал нарастающий гул в собственных ушах, понимая, что больше не хочет ублажать одиноких женщин, даже если ему предложат за это в два раза больше денег, чем он получает сейчас.
Презрительно хмыкнув, клиентка начала одеваться, поднимая с пола чёрное кружевное бельё. Пусть убирается отсюда скорее.
Парень не вправе считать это место своим домом и прогонять кого-либо по собственному желанию, но сейчас ему меньше всего хотелось, чтобы женщина увидела слёзы, текущие из-под густых чёрных ресниц. Хотелось, чтобы они смыли всю эту тушь, весь макияж, заодно захватив с собой часть пудры, но, как назло, косметика, которой пользовались проститутки, была водостойкой и неподвластной обычным слезам.
Как только за клиенткой захлопнулась дверь, он без сил рухнул на кровать, закрывшись ладонями от неправильной реальности.

***
Захлёбываясь собственным дыханием и доходя до пика оргазма, ты слышишь стоны, на которые тебя провоцирует физическая близость и удовольствие, сопровождаемое минутным забытьем.
Спустя какое-то время, сидя в одиночестве на подоконнике съёмной квартиры, ты чувствуешь боль, которую пытается выстонать твоя загнанная в угол потасканная душа.

Теперь, отказавшись от продажного настоящего, Юуки готов навсегда вычеркнуть из памяти своё прошлое, полное секса, стонов и шуршания крупных купюр. Он всё так же молча придёт к Хийю и, взяв его за руку, уведёт с тропы, не сулящей ни единой хорошей перспективы.
Эта мысль заставила ускорить шаг, когда Юуки вышел из такси и вновь оказался на знакомой улице с сырым, потемневшим асфальтом.
Дальний гром предвещал непогоду и большие перемены в двух соприкоснувшихся судьбах.

Потянув на себя тяжёлую дверь, Юуки остановился, закрыв глаза и отвернувшись от коридора, по которому предстояло идти. Запах, представлявший собой смесь сигарет и мужского парфюма, за долю секунды стал более ненавистным, чем приторная начинка шоколадных конфет.
Совладав с собой, блондин вошёл внутрь и, пройдя немного вперёд, остановил девушку, которой обычно отдавал деньги за два часа бесстрастной близости. Впрочем, учитывая телосложение девушки, в её истинной половой принадлежности можно было усомниться.
Ответ на вопрос о том, когда освободиться Хийю, застал врасплох доселе спокойное сердце…

***
Летний дождь нещадно хлещет по плечам тяжёлыми мокрыми плетями.
Никому нет дела до стоящего посреди улицы молодого человека. Люди шумно разбегаются по сторонам, ища укрытие от ливня и постепенно оставляя его наедине с разбушевавшейся непогодой.
Хийю покинул это место, так же, как и Юуки, решив начать жизнь с чистого листа. В конце их последней встречи молодой человек пытался что-то сказать, но в итоге лишь молча улыбнулся, провожая взглядом покидающего комнату блондина.
Теперь блондин стоит посреди улицы, промокший до нитки и совершенно не готовый начинать новую жизнь в одиночестве.
У него ещё есть время на то, чтобы изменить всё и обрести новые цели. Но не сейчас, не сегодня, потому что на это нет ни сил, ни желания. Единственная цель, ещё полчаса назад двигавшая его вперёд, смешалась с дождём и впиталась в потемневший асфальт, не оставив в руках Юуки даже маленькой крупицы надежды.
Хийю ушёл, не предупредив и не оставив координат. Он посчитал свои действия правильными, потому что так и не дождался нужных слов от прекрасного незнакомца, или же сам по отношению к нему ничего не чувствовал, а Юуки невольно оказался на месте своих клиенток, которые ищут взаимности не там, где её можно найти.

Он больше никогда не окровавит губы цветом молодой розы и не будет вдыхать запах чужих волос за деньги, однако даже при таком условии липкий ярлык валютной проститутки ещё долго будет волочиться следом.
Смотря в зеркало, Юуки будет видеть отражение своего увядания в потухшем взгляде и мелких, несвойственных молодой коже, морщинках в уголках глаз.