Cradle of mirrors


Автор: Tatiana Miobi 
Фэндом: the GazettE
Персонажи: Uruha/Ruki, Aoi
Рейтинг: NC-17
Жанры: Ангст, Драма, Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Насилие
Размер: планируется Миди, написано 16 страниц 
Кол-во частей: 5
Статус:
в процессе написания

Описание:
Окончательно отбиться от рук, вывести из себя собственную мать и угодить в интернат для мальчиков? Похоже, Таканори и сам не знал, на что идёт.

Публикация на других ресурсах:
С шапкой


Содержание:

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5


 

Часть 1

Салон автомобиля, казалось, насквозь пропитался дорогим парфюмом женщины средних лет, сидящей за рулём. Всё это время она внимательно следила за дорогой, изредка поглядывая в зеркало заднего вида на подростка, сидящего позади неё. Парень ни разу не посмотрел в её сторону. Демонстративно поджав губы и скрестив руки на груди, он угрюмо наблюдал за проносящимися мимо пейзажами. 

- Может, скажешь хоть что-то? – раздражённо спросила женщина и снова стрельнула взглядом в зеркало заднего вида, - Или продолжишь молчать, считая, что все вокруг тебя предали?
- Ты – не все, - он лениво повернул голову и по-хамски надул пузырь из жвачки, который через секунду лопнул. 

Женщина старалась держать себя в руках, но было видно, что делает она это из последних сил. Чтобы не сорваться и не повысить голос, она крепче сжимала руль и ещё внимательнее следила за дорогой.

- А что, в дурдом не взяли? – издевательски ухмыльнувшись, спросил парень.
- Никто не собирался отправлять тебя в дурдом, ты прекрасно это знаешь, - процедила женщина сквозь зубы. Она не соврала. Действительно, о какой психиатрической больнице может идти речь, если подросток абсолютно здоров, но просто отбился от рук? Скорее, это был крик отчаяния уставшей матери, чем реальное намерение отправить сына на обследование к психиатру. 

У него нет никаких целей, он не хочет ничего достигать. Даже в школу его нужно загонять пинками, хотя и при таком контроле он вряд ли досидит до конца занятий и не уйдёт к своим дружкам – таким же оболтусам и раздолбаям, как и он сам. 
У матери бизнес, бизнес нуждается в постоянном контроле, и это никак не вяжется с регулярными посещениями директора, звонившего ей по любому поводу и вызывавшего в свой кабинет, чтобы пожаловаться на поведение неразумного подростка. 
Вызывающий внешний вид, отвратительное поведение, регулярное хамство учителям – всё это привело к тому, что женщину поставили перед фактом: её сына выгоняют из школы. Она понимала, что если не взяться за него сейчас, то в будущем это может привести к ещё более ужасным последствиям. Но возможно ли совмещать тотальный контроль с работой? Отнюдь. И потому вариант оставался один: отправить парня в школу-интернат, где следить за ним будут круглосуточно. По крайней мере, женщина была в этом вполне уверена, и с облегчением вздохнула, увидев на горизонте ту самую школу, в которую везла своего сына.

- Ты хочешь от меня избавиться, - впервые за весь путь в голосе парня звучала обида. Мама просто его не понимает. Да, он бунтарь, каких поискать, но несмотря ни на что, она не имеет права выгонять его из родного дома.
- Это на время, ты же знаешь, - она остановилась возле высоких ворот.
- Тут даже девушек нет! Какой смысл запихивать меня в интернат для мальчиков?!
- Потому, что подозрение на беременность у твоей предыдущей подружки очень здорово напугало и меня, и её родителей. Благодари Бога, что всё обошлось. И мне совершенно не нравится то, что ты меняешь девушек, как перчатки, не задумываясь о последствиях!
- Ой, ну прям самец-осеменитель, вы гляньте, - ответил парень, закатив глаза, - Я всё равно сбегу.
- Послушай, давай поговорим. Така! – но сын уже вышел из машины, закинув на плечо спортивную сумку со своими вещами. Он хлопнул дверью и, не оборачиваясь, пошёл по направлению к интернату. 

Типичная школа для обеспеченных. Интересно, сколько за неё платят? Раньше Таканори посещал обыкновенную школу, где учились дети из семей разного достатка, а теперь имел полное право считать себя частью какой-нибудь там золотой молодёжи. Подумав об этом, он ухмыльнулся. Мамаше, видать, и правда некуда девать деньги, раз она решила потратить их на подобную чушь.
Ученики различных возрастных категорий сидели на лавочках, занимались «внеклассным» спортом на спортивных площадках, о чём-то живо болтали, собравшись группами, в общем, неплохо проводили выходной. 
Народу здесь было больше, чем изначально представлял себе Таканори. Понять, как они здесь живут, да ещё и без девушек, было выше его сил. Сразу же заводить знакомства в его планы не входило, а потому парень ускорил шаг, направляясь к тяжёлой на вид входной двери. Подходя к лестнице, он услышал шёпот, доносившийся из кустов.

- Давай напугаем.
- Нет, он убежит! Как тот, европейской наружности, помнишь?
- Ага. Даже своего имени назвать не успел.
- Зато я прекрасно помню его сверкающие пятки.
- Кхм-кхм, - эти двое так увлеклись разговором, что не заметили, как Таканори обогнул куст и встал сзади них. Они хотели его напугать? Кто? Вот эти придурки? Правда, что ли?

Первым с корточек вскочил худой рыжеволосый парень, который тут же расплылся в улыбке. Второй немного помедлил, возможно, у него просто затекли ноги, пока он сидел в засаде. Чёрные волосы, след от прокола в нижней губе. Похоже, пирсинг в этих местах запрещён, но что же тогда делать с тоннелем, красующимся в ухе Таканори? Лишаться его нет ни малейшего желания, значит, придётся исхитриться и как-то закрыть волосами. 
А эти двое продолжают стоять и улыбаться. Похоже, маман обманула сына и привезла его в дурдом, как и обещала. 
Поглазев на них ещё несколько секунд, Таканори обогнул куст и начал подниматься по каменной лестнице, ведущей ко входу. Не удивительно, что парни рванули с места и пошли за ним.

- Подожди, подожди, главное – не рассказывать всё сразу, а то ему станет плохо, - тихо говорил рыжий, но Таканори прекрасно слышал каждое слово.
- Нет, давай скажем.
- И с кем я тогда буду играть?
- Слушайте, - парень не выдержал и обернулся, - Может, вы перестанете вести себя, как заговорщики, и просто покажете, куда мне идти?
- Коне-е-ечно, мы всё тебе покажем, - обрадовался рыжий. И надо сказать, что как-то нехорошо обрадовался. Схватив за руку новенького, он потянул его внутрь здания. 

Обстановка в холле была красивой. Богатой. Знатной. Ещё бы, ведь это частная школа, а не какое-нибудь там общеобразовательное учреждение с обшарпанными дверными ручками. 
Пожалуй, самым примечательным предметом интерьера были зеркала. Зеркала находились повсюду, и все они были украшены резными деревянными рамами невиданной красоты. 

- Нравится, да? – спросил рыжий, - А директор в них души плохих учеников хранит.
- Кою, что ты несёшь?! – отозвался черноволосый, идущий позади, - Это совсем уж неправдоподобно! 
- Мне так сказали, я не при чём!

Ругались эти двое весь путь до крыла, в котором находились спальни. Рыжий с нетерпением затащил новенького в комнату и усадил на пустующую кровать рядом со своей.
Отлично. Спать рядом с человеком, который немного не в себе. Привет, бессонные ночи.

- И как вы, ребята, тут живёте? – Таканори лениво опустил на кровать сумку со своими вещами, - Как попали сюда? Неужто и вас родители решили кинуть?
- Отцу не до меня, - пожал плечами всё тот же Кою, - У него бизнес, он занятой человек, но хочет обеспечить мне достойное будущее. У Юу похожая ситуация, - он указал на своего черноволосого друга, - Мы, кстати, с детства дружим, и его сюда отправили прямо вслед за мной. Но родители не бросают, присылают деньги, подарки, а на каникулах мы отправляемся по домам. Иногда и на выходных даже. 
- Обеспечить достойное будущее? Здесь?
- Да, ходит слух, что после окончания этой школы поступать в университет намного легче. Не знаю, как на деле, но придёт время – проверим.
- Плевать на поступление.
- Нет, не говори так! Университет – очень важная ступень образования!
- Ну, хорошо, допустим. А как у вас тут обстоят дела… с девушками? – Таканори весьма смутно, но всё же надеялся, что девушек сюда водят толпами хотя бы раз в месяц для удовлетворения естественных физических потребностей учеников.
- А зачем они нужны? – улыбнулся Юу, - У нас тут все геи.
- У вас тут все… что?
- Ну, ладно, ладно… не все, - он покосился на Кою. Тот мгновенно рассвирепел. 
- Вот зачем ты постоянно тыкаешь своим немытым пальцем в мою ориентацию?! Может, ты тоже гей, и таким вот образом ко мне подкатываешь?!
- Не-е-е, дружище, мой немытый палец, в отличие от твоего наманикюренного, как раз-таки говорит об обратном, - Юу довольно улыбался и даже посмеивался, пока рыжий обрушивал на него все возможные и невозможные ругательства.
- О! Видишь этого? – Кою перестал сыпать ненавистью и быстро переключился на долговязого парнишку, вошедшего в комнату, - Он наркоман.
- Да ну?
- Ага. Уже два месяца сидит на героине. А по воскресеньям сворачивает в трубочку настоящую стодолларовую купюру и вдыхает через неё дорожки кокса.
- И как у него нос не отвалится? – поморщился Юу, - Я слышал, что от этого носовая перегородка гниёт.
- Ладно, ребята, я всё понял, - Таканори усмехнулся и встал, скинув со своего плеча неизвестно как оказавшуюся на нём руку рыжего.
- Эй, ты куда? – разочарованно спросил вслед Кою.

Таканори ничего не ответил. Он равнодушно шёл по коридорам и спускался по лестницам, вспоминая дорогу к выходу.
Он ведь обещал матери, что всё равно сбежит отсюда. Что ж, похоже, это случится немного раньше, чем можно было себе представить.

Часть 2

Всё. Теперь – свобода. Хотя «заключение под стражу», надо сказать, было настолько недолгим, что Таканори даже немного об этом пожалел: всё-таки хотелось обследовать это здание, его коридоры, может, даже какие-то потайные лестницы, комнаты и тому подобное, если они здесь есть… 
Тем не менее, будет не очень здорово, если маман отправит сына обратно, как только он переступит порог своего дома. 
Таканори был человеком слова: раз уж сказал «ухожу», - значит, непременно уйдёт; сказал «я сваливаю» - значит, обязательно свалит; говорил «я пошёл» - и действительно шёл. Таканори был человеком слова. Слова «уйду». На другие слова его обещания не распространялись. 

Покинув территорию интерната, парень присел на лавочку возле автобусной остановки. Расписания общественного транспорта поблизости не имелось, так что, при неблагоприятном стечении обстоятельств, прождать можно и до самой ночи. Впрочем, куда торопиться, да?
Широко, как говорится, «по-пацански» расставив ноги, Таканори сидел на аккуратно покрашенной деревянной лавочке и бубнил под нос незамысловатую песенку, услышанную утром по радио. Это занятие его так увлекло, что он не заметил, как рядом присел высокий мужчина в идеально отглаженном тёмно-сером костюме. 
Костюм – первое, что подметил Таканори, когда взглянул на соседа по лавочке. Будучи из обеспеченной семьи, он научился с первого взгляда распознавать, какой достаток имеет человек, находящийся перед ним. А по большей части, к этому невольно приложила руку его мама, которая ежемесячно делала закупки тупых глянцевых журналов с дурацкими статьями о красоте и моде, но зато с занятными картинками. Со страниц таких журналов на читателей смотрели ухоженные мужчины и женщины, одетые по последнему писку моды, а рядышком с каждым предметом одежды красовалась цена, порой напоминающая телефонный номер. Сидя в туалете с модными журналами на коленках, Таканори регулярно «образовывался», и теперь, мысленно навесив ценник на костюм незнакомца, парень мог предположить, что рядом с ним сидит, если и не хозяин всего этого дурдома, оставшегося позади, то, как минимум, его заместитель или кто-нибудь там ещё, ежемесячно получающий кругленькую сумму на свою банковскую карточку. О том, что какой-то богач просто шёл мимо и присел отдохнуть, речи идти не могло.
- Если хочешь добраться домой, то, полагаю, тебе туда, - мужчина указал на автобусную остановку, находившуюся по другую сторону проезжей части и немного поодаль. 
- Ага… Спасибо, - Таканори кивнул, но с места так и не поднялся. В данный момент он как раз размышлял, так ли сильно ему необходимо ехать домой, учитывая тот неопровержимый факт, что его всё равно вернут обратно в эту богадельню. 
- Однако ты можешь остаться, - как бы невзначай предложил мужчина.
- Не волнуйтесь, мама будет настолько ошарашена моим возвращением, что забудет забрать деньги обратно, - парень усмехнулся. 
- Я вижу, ты догадался, кто я, - мягко улыбнувшись, сказал мужчина. Таканори взглянул на него, решив рассмотреть подробнее. 
Человек средних лет. Немного уставший, немного истаскавшийся… Неудивительно, он же с детьми работает, трудно, наверное, сохранять внешность благородного тюльпана. Однако следит за собой: чисто выбрит, да и в салоны какие-нибудь ходит, вон, какая рожа отполированная. То есть… то есть, кожа, конечно же. Серые глаза излучают тепло, доброту и невольно заставляют доверять, что само по себе подозрительно. 
Парень изучал его так пристально, что мужчина рассмеялся. 
- Предлагаю всё же вернуться, - он встал с лавочки и дружески протянул подростку руку, предлагая последовать его примеру. 
За руку, что ли, браться? Обойдётся.
Таканори взял свою сумку и, проигнорировав дружеский жест, направился обратно к воротам. В конце концов, скоро вечер, а побег можно и на завтра отложить.

Что-то как-то вот… никак. Никак беседа у них не клеилась, хотя мужчина старался разговорить парня, описывая красоту и удобство того места, в которое довелось попасть подростку. А подросток тем временем напряжённо вспоминал ужасы, рассказанные двумя сумасшедшими учениками, поэтому пропустил даже тот момент, когда директор назвал своё имя. Он машинально шёл рядом с мужчиной и опомнился, лишь оказавшись у него в кабинете.
Ну, что сказать по поводу обстановки… Знатно. Пожалуй, это слово идеально описывало всё здание интерната в целом, а не только его холл, увешанный зеркалами. Кстати говоря, в большом количестве они имелись и в кабинете директора, что вызывало неподдельный интерес. Наверное, он всё свободное время любуется в них своей персоной.
Опустив сумку на стул, Таканори подошёл к зеркалу, обрамлённому чем-то воистину фантастическим, сделанным из дерева. И, судя по всему, корпели над этим произведением искусства очень и очень долго…
- Нравится рама? – улыбнувшись, спросил директор и подошёл поближе, - А знаешь, кто автор?
- Только не говорите, что вы, - парень дотронулся до основания крыла, растущего из спины девушки. Её длинные волосы казались живыми, она сама казалась живой, а крылья вот-вот должны придти в движение, настолько это была тонкая, искусная работа…
- Представь, действительно я, - засмеялся он в ответ и тоже провёл пальцами по крылу, - Это одна из моих любимейших работ. 
Таканори смерил мужчину недоверчивым взглядом.
- И… что вы здесь делаете? В этом интернате, я имею ввиду. Зачем он вам, если вы так мастерски владеете резьбой по дереву?
- Видишь ли, у многих есть хобби, - директор отошёл и присел на край своего стола, - Моё увлечение – рамы для зеркал. Хотя, признаюсь, в прошлом я действительно хотел посвятить этому целую жизнь. Воображал, что когда-нибудь открою магазин со своими работами, и даже придумал для него название.
- Какое?
- Cradle of mirrors.
- Дурацкое название, - усмехнулся парень, - Особенно, для тех, кто хоть чуть-чуть знает английский. Но всё же, почему вы отказались от своей мечты?
- Интернат достался мне по наследству. Когда-то в этом кабинете сидел мой отец, а потом он указал в завещании, что я должен продолжить его дело и посвятить жизнь детям. Отец очень любил детей, и они к нему тоже охотно тянулись. Меня такой любовью природа так же не обделила, и вот… - мужчина оглядел кабинет, - я здесь.
- А, понятно, вас заставили заниматься чем-то другим против воли. И вот, вы здесь, потому что так захотел ваш отец, а нарушить последнюю волю близкого родственника – не благородно.
- Так-так… - директор хитро сощурил глаза, - А ты, наверняка, не терпишь, когда что-то происходит не по-твоему? 
- Да ненавижу вообще, - фыркнул подросток, - Даже то, что я здесь, я тоже ненавижу. Так нечестно. Моего мнения никто не спрашивал. А уж то, что меня запихнули в школу для мальчиков – вообще несправедливо. Кстати, правда, что у вас тут все геи?
Директор от души рассмеялся.
- Боже мой, кто сказал тебе такую глупость?
- Да так, успел уже пообщаться с двумя придурками… Один из них то ли гей, то ли притворяется. Рыжий такой. Кою вроде. 
- Такашима Кою… - протянул мужчина, качая головой, - Не знал, что он нетрадиционной ориентации. Впрочем, я не вправе лезть в столь интимную часть его жизни. Что ещё он говорил?
- Да много, только вот я слабо верю его словам. Как и словам его друга, черноволосого кретина по имени Юу.
- Юу Широяма.
- Вы всех учеников по именам знаете?
- Это моя работа.
- Значит, вы в курсе что некий долговязый подросток, проживающий с ними в одной комнате, балуется героином и прочей хернёй?
- Во-первых, Мацумото-кун, призываю вас не считать меня за равного и всё-таки сдерживаться в плане выражений. А во-вторых, да, я догадываюсь, о ком ты говоришь. Но он не наркоман. Слышал когда-нибудь о пониженном гемоглобине? 
- Ясно… Эти двое снова меня нахлобучили. 
- Мацумото-кун, - директор укоризненно посмотрел на парня, - Если одноклассники будут распускать ещё какие-то слухи, обязательно доложи мне, я проведу воспитательную беседу.
- Пороть их надо. 
- Не волнуйся, у меня на этот случай собственные методы. А теперь можешь идти. Надеюсь увидеть тебя завтра на занятиях, а не на автобусной остановке, - мужчина улыбнулся своими серыми глазами, излучавшими доброту. Может быть, ему и правда можно доверять. Хотя бы чуть-чуть, но можно.
- Последний вопрос, - Таканори оглянулся на директора, стоя в дверях, - Если эти двое наврали и про то, что в своих зеркалах вы держите души плохих учеников, то зачем их так много? Хотите похвастаться своим хобби?
- Разумеется, любой труд заслуживает быть продемонстрированным публике, однако в данном случае дело не только в желании его показать. Зеркала дисциплинируют, заставляют людей обратить внимание на свой внешний вид, походку, осанку, а также приучают носиться не по коридорам учебного заведения, сшибая с ног преподавателей, а на улице, где полно свободного места. Надеюсь, я дал исчерпывающее пояснение.
- Ну, да, нормальное… Пошёл я, в общем.
Мужчина снова улыбнулся и, встав с края письменного стола, приступил к своим обыденным директорским обязанностям.

Выйдя из кабинета, Таканори оглянулся на дверь, где красовалась золотистая табличка с выгравированным на ней именем: «Накамура Ямато».
«Надо бы запомнить, а то вдруг мне захочется здесь остаться», - подумал парень и направился в общую комнату, где ему снова предстояла встреча с двумя придурковатыми сказочниками…

Часть 3

Первая ночь на новом месте, как и полагалось, была бессонной. Таканори то закрывал, то открывал глаза, ворочался из стороны в сторону, принимал всяческие удобные и не очень удобные позы, считал баранов, смотрел в потолок и старался не поворачиваться задом, то есть, спиной к Такашиме, кровать которого находилась на опасно близком расстоянии.
Рыжему в эту ночь тоже почему-то не спалось. Возможно, причиной беспокойства являлось присутствие в комнате новенького, однако Таканори старался не зацикливаться на этом варианте и предполагать, что Кою просто мучился от неприятных ощущений в желудке, до отказа набив его за ужином. 
Небольшая наблюдашка: парень, внешне такой худой и миловидный, умудрялся с дикой скоростью уминать еду за двоих, не прекращая при этом разговаривать и украдкой тащить что-то вкусное из чужих тарелок, пока никто не видит. Его закадычный друг Юу в этом плане был более скромным, долго жевал и наслаждался пищей, с интересом смотря по сторонам и как бы невзначай останавливая свой взгляд на Таканори, одиноко ковырявшем свой ужин в углу знатной столовой. Парень чувствовал, что на него смотрят, и это несказанно раздражало, однако ответный взгляд он кинул лишь единожды, и то при этом напоролся на рыжего, который тут же расплылся в глуповатой улыбке, не удосужившись дожевать застрявшие в зубах морские водоросли. 
Кстати говоря, с того момента, как Така временно передумал сбегать из интерната, они не перекинулись ни словом. Наверное, друзья всё поняли по глазам подростка, когда тот вернулся в спальню, поэтому решили не приставать. Украдкой наблюдая вечером за их поведением, Таканори сделал вывод, что другие ученики тоже не особо стремятся к общению с этими придурками. А придуркам, похоже, всё равно, им и вдвоём никогда не бывает скучно.
Тем временем, рыжий, немного поёрзав, сел на кровати. Спустя полминуты он тихо опустил ноги на пол и, приподнявшись на цыпочки, вышел из спальни в коридор. 
А Таке, как назло, именно сейчас захотелось вспомнить славную жизнь на свободе и совершить кое-что, за что, наверное, легко можно получить по жопе от директора. Поэтому он тоже встал и вышел в коридор, искренне надеясь не попасться ни директору, ни какому-нибудь рыжему маньяку нетрадиционной ориентации. А впрочем, первый пункт из списка опасений можно смело вычеркнуть. 
Сделав пару шагов по коридору, освещённому лишь луной, проникшей своим белёсым сиянием в окна, Таканори с удивлением заметил Кою. Удивление вызвало даже не само наличие парня, а то, чем он занимался: стоя на коленях перед дверью, ведущей, вроде бы, к пожарной лестнице, он плотно прижимался ухом к замочной скважине, будто старался там что-то услышать. Приближение Таки ничуть не отвлекло его от этого странного занятия.
Подросток подошёл к последнему окну, находящемуся как раз возле этой двери, приоткрыл деревянную фрамугу и, удобно устроившись на подоконнике, будучи в этот момент самым счастливым человеком на свете, чиркнул зажигалкой.
- Эээ! Ты что творишь?! За это наказывают! – Кою моментально среагировал на сигаретный дым и начал отчаянно махать руками, стараясь прогнать его в окно.
- Да ладно, не ты же куришь, - ответил Така, выпуская изо рта вторую по счёту порцию дыма.
- Когда курил Юу, я тоже был не при делах, однако мести двор заставили нас обоих!
- Хах, так это и есть тайные методы директора по воспитанию учеников? Кстати, как он тебе? Директор, в смысле.
- Директор?.. В смысле?.. – рыжий ошарашено уставился на парня.
- А, прости, я забыл, что ты гей, - неудобно вышло, а Кою, похоже, снова надулся, стоило лишь упомянуть вслух о его ориентации, - А с Широямой у вас точно ничего нет, или вы, типа, это… маскируетесь? – сказав это, Таканори невольно усмехнулся и подавился сигаретным дымом.
- Нууу… - забыв обиду, Кою мечтательно закатил глаза, - Однажды я обязательно трахну этого парня за все его подколы, но это будет, скорее, делом чести, нежели из-за большой и светлой любви. Ты слышал? – он вздрогнул и, на секунду застыв, ринулся к той двери, а затем, рухнув перед ней на колени, снова приложился ухом к замочной скважине.
- Ммм… Нет, ничего не слышал. А что там?
- Всхлипы, стоны… крики! – ответил Кою, немного округлив глаза, - Я слышал пару раз, как они доносились откуда-то снизу. Правда, это было днём. Уверяю тебя, в интернате происходит что-то странное.
- Но днём ведь полным-полно посторонних звуков. Кричать могли на улице, кроме того, тебе всё это могло просто показаться. Ну, или ещё один вариант: ты снова решил напугать меня дурацкими выдумками. И вообще, раз ты слышал стоны где-то внизу, то не лучше ли спуститься на первый этаж и выяснять природу их происхождения там?
- Нет, внизу нельзя, внизу завхоз. Ты видел её? Типичная бабка с веником, поджидающая тебя за углом. Её плоский нос, напоминающий прибитую лопатой картошку, пролезет в любую щель, - Кою встал с колен и крадучись направился к Таканори, что при свете луны явило собой поистине устрашающее зрелище, - Её уши, оттянутые вниз крупными серьгами и земным притяжением, услышат любой шорох. Её глаза заметят каждую мелочь благодаря очкам с толстенными линзами, напоминающими двойные стеклопакеты. А ещё поговаривают, что она никогда не спит. Угостишь сигареткой?
- Поговаривают… Мой любимый аргумент, - неохотно ответил Таканори, протягивая рыжему всю пачку и зажигалку, - Забудь ты про стоны и крики. Для приведений эти стены слишком молоды, а опыты над учениками здесь вряд ли проводят.
- Да, я бы тоже так подумал, - закурив, Кою пристроился на подоконнике, - Но ты вспомни того парня, про которого мы с Юу тебе рассказывали.
- Который якобы наркоман? Что на этот раз выдумаешь?
- Ладно, окей, наркотики не употребляет, но ты пойми, раньше этот человек был абсолютно нормальным! Общительным, весёлым и так далее… Но в один прекрасный день с ним что-то произошло, и случилось это сразу после того, как он внезапно исчез на полдня.
- Исчез? – Таканори хоть и не желал ничем таким интересоваться, однако эта история, похоже, немного его увлекла.
- Да, ушёл в туалет и не вернулся. Ну, то есть вернулся, но спустя полдня.
- Хм… Смылся, что ли?
- Дурак, - Кою обиженно затягивался сигаретой, пока Таканори пытался совладать с приступом смеха, - Говорят, что в других классах тоже случалось подобное, и ученики в один миг менялись до неузнаваемости. Становились замкнутыми, вздрагивали от каждого шороха, а объяснить толком ничего не могли… Здесь что-то нечисто, я обязан разобраться! Ты это слышал? – он снова насторожился, вслушиваясь в тишину.
- По-моему, кто-то идёт, - безучастно ответил Така, выбрасывая сигарету в окно. Встретившись взглядом с перепуганным Кою, он начал догадываться, чьи именно шаги приближались к другому концу коридора. Стрёмная, бесформенная тень, показавшаяся в том конце, лишь подтвердила догадку.
«Что делать?!» - отчётливо читалось в глазах рыжего, но ответа на вопрос Таканори не знал, поскольку деваться в данном случае было некуда, разве что прыгать в окно, но это слишком травмоопасно. 
Недолго думая, Така рванул с места и, разбежавшись, с диким грохотом вышиб плечом ту самую дверь, с замочной скважины которой начался весь разговор.
Рыжий, вообще не успев о чём-либо подумать, забежал вслед за Такой, после чего закрыл дверь и, тяжело дыша, прислонился к ней спиной.
- Так вот оно, что, - Таканори поднял с пола отлетевший в сторону шпингалет, - Ларчик просто открывался.
- Тише! – зашипел на него Кою и, наклонившись, припал глазом к замочной скважине. 
Из-за угла в другом конце коридора показалась она. Оно. Нет, всё таки, она. 
Держа в руке фонарь, завхоз пристально осматривала коридор, где только что кто-то разговаривал, а потом и вовсе устроил оглушительный шум. Лицо женщины противно перекосило, когда до носа, действительно похожего на прибитую лопатой картошку, донёсся запах сигаретного дыма. 
Немного постояв на месте, но так никого и не увидев, она злобно вздохнула могучей грудью и удалилась туда, откуда пришла. 
Така и Кою вздохнули с облегчением. 
- Странно, что дверь закрывалась изнутри, - парень по-прежнему держал в руке отлетевший шпингалет, - Это же запасной выход. А если пожар? Как учителя собирались бы выводить нас на улицу?
- А я тебе сразу сказал, что здесь творится неладное! Но, всё-таки, интересно побродить там, где не ступала нога прилежного ученика, - рыжий достал мобильник и осветил лестничный пролёт. Его глаза недобро блестели в предвкушении чего-то интересного. 
- Прилежного ученика… И уборщицы… - Таканори провёл пальцем по пыльным перилам, - Судя по тому, что ты рассказывал, нам, наверное, вниз.

Босые ноги ребят осторожно ступали по холодным каменным ступеням, что по ощущениям было непривычно после длинной ковровой дорожки, устилавшей тёплый деревянный пол коридора. 
Долго идти не пришлось: спустя три этажа они очутились возле запасного выхода, разумеется, закрытого на ключ. Повсюду пыль, местами белела заброшенная, рваная паутина, обитатели которой либо умерли от голода, либо сменили место жительства. И отвратительный холод, исходивший от каменных стен и лестницы.
Однако было здесь и нечто такое, что вызвало у юных искателей приключений неподдельный интерес…

Часть 4

Утром Таканори разглядывал свою школьную форму, которую маман заранее положила в сумку с вещами. Парень искренне жалел, что не проверил содержимое сумки перед отъездом и не отправил это убожество в ближайший мусорный бак.
В его не совсем смиренном взгляде читались презрение, злость, ненависть и протест. Если смешать все вышеуказанные ингредиенты воедино, получится вполне логичный приступ безысходности, который, собственно, и чувствовал в данный момент несчастный подросток, доселе привыкший ко всякого рода вольностям. 
Однако нечто положительное всё же присутствовало, и заключалось оно в том, что, согласно правилам интерната, форму необходимо надевать лишь во время занятий, в свободное же от уроков время ученикам дозволено носить обычную, повседневную одежду. 
Обычную… повседневную… скромную, аккуратную… 
Нет, настроение опять укатилось за плинтус.
Плевать на форму, по барабану все эти правила, по крайней мере, сейчас, когда Таканори стоит раздетый под горячими струями воды. О том, как через десять минут он будет наспех сушить волосы, подставив голову под устройство для сушки рук, он тоже пока что не думал. Как и о вороньем гнезде вместо аккуратной причёски, подобающей ученику дорогостоящего интерната. 

Похоже, что некто Такашима Кою тоже отныне решил не особо следить за своим внешним видом. Помятая рубашка, заправленная в брюки лишь с одной стороны, растрёпанные рыжие волосы и картинная клякса от гелевой ручки на манжете моментально давали понять, что его серьёзно задели вчерашние слова друга по поводу наманикюренного пальца, выдававшего нетрадиционную ориентацию своего обладателя. Но если раньше Кою, может, и выглядел слегка геем, то теперь для завершения образа не хватало только сигареты в руке и фрагментов сеновала в шевелюре.

- Если ты решил взять напрокат моего друга, то будь добр договориться со мной об арендной плате, - с этими словами Юу подошёл к Таке и Кою и, плюхнув поднос с завтраком на стол, приземлился рядом.
- Сегодня ночью мы бродили по лестничным пролётам пожарного выхода, - рыжий бесцеремонно протянул руку к тарелке друга, ухватив бутерброд. Похоже, это было в порядке вещей, потому что Юу на столь нахальный жест никак не отреагировал. 
Какая-то реакция последовала лишь после осознания сказанного: поджав губы, Широяма молча достал из кармана брюк несколько купюр и неохотно позволил рыжему выцарапать их из своей руки. Такашима светился от счастья.
- У нас состоялся спор, - пояснил Юу ничего не понимающему Таке, - Кою уверял, что втянет тебя в своё… расследование в первую же ночь, а я полагал, что ему удастся это сделать минимум через сутки, учитывая твою скептически настроенную физиономию. Короче, рассказывайте о результатах своей прогулки!
Рыжий оказался тем ещё рассказчиком. Сначала он воодушевлённо поведал о том, как заметил пачку сигарет, которую Така полночи нервно сжимал в руке, затем - о том, как вышел в коридор и припал ухом к замочной скважине, стоило только услышать позади себя тихие шаги. Вообще-то, Кою рассчитывал, что Така заинтересуется его занятием, и именно с этого момента начнётся их крепкая дружба, однако разговор завязался благодаря всё той же пачке сигарет. 
Кинув быстрый взгляд на недовольную физиономию новенького, рыжий продолжил рассказ, поведав о том, как им двоим чудом удалось избежать праведного гнева завхоза и не меньшим чудом оказаться на лестничном пролёте запасного выхода.
Да… Кою, конечно, тот ещё рассказчик… Судя по тому, как он описывал лестницу, ребята исследовали не обыкновенный пожарный выход, а потайные ходы средневекового замка, где из тёмных углов на них пристально глядели пауки-мутанты, и время от времени завывали неупокоенные души замученных до смерти учеников.
Юу слушал эти небылицы, спокойно приканчивая свой завтрак. А вот Таке вышеописанное быстро надоело.
- Короче, внизу была дверь, - нетерпеливо перебил он рыжего.
- Ну-у-у… логично, - справедливо заметил Широяма. Однако далее ему пришлось узнать, что речь вовсе не о той закрытой на ключ двери, что ведёт на улицу.
Была ещё одна. Весьма странная. Странность заключалась в том, что эта дверь, судя по её местонахождению, вела не куда-нибудь там, а прямиком в кабинет директора. Широяма снова выдвинул логичное предположение, что если капитан эвакуируется с корабля последним, то на директора это правило может не распространяться. 
- Понимаешь, у директора в кабинете я был, - продолжил говорить Таканори, - И он не настолько… ну… длинный, чтобы быть растянутым на пол-этажа. Значит, за стеной находится ещё одно помещение, и вот оно как раз ведёт к этой двери… - парень на секунду умолк. Его осенило, - Но ведь кабинет директора находится в том же крыле, где мы спим, а значит, то помещение… это же его спальня, чёрт возьми!
- Нет, нет, нет, я не верю, НЕТ, - рыжий откинулся на спинку стула, недовольно скрестив руки на груди, - Должно быть что-то ещё, иначе никак.
- Вот и спросишь у него самого на сегодняшнем уроке, - всё так же спокойно ответил Широяма, но его слова заставили рыжего вытянуться по струнке и застыть, открыв рот и округлив глаза. Парня явно чем-то шокировали, и даже пальцы Таканори, щёлкнувшие пару раз перед его носом, не возымели никакого эффекта. Как всегда, пояснения происходящего пришли со стороны Юу.
Оказалось, что директор интерната не только резьбой по дереву занимается, но ещё и преподаёт географию, которая, по мнению Такашимы, является одним из самых страшных предметов. Не удивительно, что география так сильно его пугает, ведь парень по отношению к ней, мягко говоря, дуб дубом, а на сегодняшний урок сенсей запланировал провести контрольную.
- Бли-и-ин… Что делать-то?.. – рыжий наконец-то подал признаки жизни.
- То же, что и всегда, - ответил ему черноволосый приятель, после чего Кою закашлял, схватился за своё горло и, закатив глаза так, будто задыхается, рухнул со стула на пол. Никто, кроме ошарашенного Таки, даже не взглянул в его сторону. 
Воспользовавшись моментом, Юу стащил обратно свой бутерброд.
- Можно и так… А можно, как всегда, у меня списать.
Кою открыл глаза и, поднявшись на ноги, как ни в чём не бывало, вернулся на место. 
- Чтоб ты знал, я вообще ничего не учил! Да и если бы учил, голова всё равно осталась бы пустая! Не могу я эту фигню запомнить! Не лезет она в меня, и всё!
- Ладно, давай проверим, - Широяма отхлебнул чай, - Назови мне столицу Сеула.
- Э? Что за чушь? Сеул – и есть столица.
- Вот видишь, не всё потеряно. С какими странами граничит Греция? 
- Так, погоди, дай подумать… - рыжий зарылся пальцами в волосы, ещё больше растрепав их, - Греция… Греция… А, вспомнил, с Португалией, да?
Юу и Така переглянулись.
- Никому не рассказывай, - сочувствующе посмотрев на друга, сказал Широяма.
- Да, этого никто, кроме тебя не знает, - подхватил новенький. 
- Эй, я не тупой! – рыжий воскликнул так громко, что всё-таки заставил обратить на себя внимание других учеников.

Конечно, он не тупой. Просто, отправляясь отдыхать за границу, он не особо интересовался курортом, который выбрали его родители, а интересы во время отдыха сводились лишь к познанию «географии» отеля и пляжа, где парень проводил всё имеющееся время. Лёжа на песке под лучами тёплого солнышка, он не находил должными размышления об экономике, видах растений и популяции морских котиков. И даже климат он делил всего на три разновидности: «слишком жарко», «в самый раз» и «фу, там снег».
Поэтому не трудно представить, с каким обречённым видом Кою шёл в класс, какое несчастье читалось в его взгляде, и на какую скулящую безысходность сменилось это несчастье, когда директор отсадил Широяму в другой конец класса. Надо думать, неспроста.
Таканори был освобождён от контрольной работы на правах новенького, которому необходимо плавно вживаться в коллектив и образовательную программу. Тем не менее, без дела парень всё-таки не остался: сенсей подсунул ему тест на трёх листах, дабы по результатам определить уровень знаний. Мужчина не забыл упомянуть, что, в случае неудовлетворительных результатов, оценка в журнал не пойдёт. Таканори довольно ухмыльнулся, когда кто-то сзади завистливо обозвал его льготником. 

Во время контрольной директор несколько раз обходил класс, ненавязчиво заглядывая в тетради учеников, и в итоге остановился возле парты, за которой сидел Кою. Несчастный парень нервно мусолил уголок чистого листа.
- Я догадывался, что ты списываешь. Почему ты не счёл нужным подойти ко мне после уроков?
Кою молчал. Ответить было нечего. А ведь, действительно, почему? Наверное, потому, что просиживать штаны на дополнительных занятиях – это такое же «фу», как снег.
- Поверьте, он очень хотел подойти, но стеснялся, - в разговор неожиданно вклинился Широяма. Услышав это, рыжий чуть не разучился дышать, - Возьмите его на дополнительные, а то он сильно комплексует из-за незнания вашего предмета, правда. Все уши мне прожужжал по поводу того, как мечтает съездить на Аляску, но не знает, где она находится.
Вокруг раздался смех, ещё больше вогнавший рыжего в краску.
- Хорошо, я жду тебя завтра после уроков в своём кабинете, - коротко подытожил сенсей и вернулся за учительский стол.

После звонка, возвещающего об окончании урока, мужчина собрал тетради и вышел в коридор. Кою включил режим обиженной первоклассницы. 
- После такого я с тобой вообще перестану разговаривать! – он злобно ткнул наманикюренным пальцем в грудь Юу.
- Да неужели? И когда же это произойдёт? – черноволосый открыто смеялся. Кою на секунду задумался.
- Завтра! – выпалил он и рассвирепевшим ураганом унёсся в коридор. 
Достав из кармана телефон, Широяма взглянул на время.
- Он успокоится и вернётся обратно через четыре минуты и пятьдесят семь секунд.

Часть 5

Таканори задумчиво потирал ладони, с умным видом читая учебник по физике. Домашнее задание уравнивает всех: и новичков, и бывалых. К слову, за последние полчаса подростком был прочитан вдоль, поперёк, вверх, вниз и по диагонали всего один абзац параграфа, а к остальным предметам он ещё даже не притрагивался.
Завтра последний учебный день недели, но это не означает, что учителя зададут что-нибудь лёгкое. Напротив, в преддверии выходных они нагрузят на плечи учеников всё то, что было пройдено за эту неделю, и снежный ком, который у кого-то начал копиться уже сегодня, ощутимо прибавит в весе.
Парень вообще не понимал, зачем учить в пятницу то, что задали на понедельник. Да, конечно, многие ученики проводят выходные со своими семьями, но это всё равно не повод подводить всех учащихся под одну планку. За Таканори, например, в этот раз никто не собирался приезжать. За Юу, судя по всему, тоже. А значит, можно…
- Эй, посмотри-ка, - мысли подростка прервал тот самый черноволосый одноклассник. Они сидели за одним из трёх длинных столов в библиотеке. Юу делал вид, что ищет информацию для реферата, но Таканори-то знал, что парень тайком посещает порно-сайты и сохраняет на флэшку фотографии красивых глаз четвёртого размера. Однако в данный момент на мониторе было нечто иное, но не менее интересное.
- Ооо… - протянул Така, уже догадавшись о намерениях Юу, - Может, не надо, а? Это его убьёт.
Тот лишь усмехнулся.
- Кою! – сидящий поодаль рыжий неохотно повернул голову. Он всё ещё злился, но делал это, скорее, из чувства собственной важности, - Где на карте мира расположена Австралия?
- Ахха-ха-а-а, - Кою погрозил ему карандашом, - Думаешь, я тупой и облажаюсь, да? Нет, мой друг, то, как выглядит карта мира, я помню прекрасно. Поэтому отвечаю: справа, внизу. 
- Прости, но ты облажался, - Широяма развернул монитор, и у рыжего моментально свело челюсть. Всему виной та самая Австралия, которая на карте мира находилась не справа и внизу, а посередине и вверху. 
Будь Такашима в тот момент чуть более наблюдательным, он бы заметил непривычное расположение других материков: представьте, что кто-то схватил глобус, как следует, его крутанул, да ещё и перевернул вверх ногами. Таким образом, вся суша «съехала» с привычных мест, и даже Антарктида каким-то чудом оказалась сверху. 
На самом деле, в этом нет ничего удивительного, ведь Юу нашёл в интернете австралийскую карту мира. Именно так видят наш мир жители далёкой Австралии. Но Кою, разумеется, таких подробностей не знал, а потому не сразу сообразил, что ради приличия неплохо было бы подобрать отпавшую челюсть.

***
Следующее утро началось с лицезрения хмурой физиономии рыжего, всем своим видом олицетворяющего картину из разряда «если бы понедельник был человеком». И пусть на календаре высвечивалась пятница, но сути дела это не меняло.
Перед завтраком Кою приводил себя в порядок, проговаривая вслух всё то, что успел проглотить за предыдущий вечер. То, что касается географии, разумеется. На другие предметы пришлось временно махнуть рукой, дабы не упасть лицом в грязь перед директором. И выглядеть на сей раз необходимо тоже подобающе, а не так, как это было на прошлом уроке. 
Вообще-то, странно, что сенсей не обратил внимания ни на выдернутую из штанов рубашку, ни на лохматую гриву, ни на испачканный манжет. Но, как пояснил Широяма, директор не всегда делает замечания сразу. Скорее всего, это объясняется тем, что заведует интернатом он не столь долго, чтобы превратиться в строгого диктатора, а потому иногда спускает ученикам с рук некоторые шалости. Не всегда, но бывает. Конечно, на курение в туалете это правило не распространяется, но за неподобающий внешний вид ученику может влететь если не на первый или второй, то на третий раз точно. От души так влететь. 
А вообще, говорят, что он добрый дядька, даже добрее своего покойного отца, который хоть и любил детей безмерно, но и строгим воспитанием не брезговал. 

Немного задержавшись в душевой, Таканори остался один на один с главным персонажем мистических историй про исчезновение учеников. 
Любопытство, чёртово любопытство… Умеет же рыжая бестия вселять в окружающих некоторые подозрения.
Вчера Така успел выхватить из контекста информацию о том, что парня зовут Шо. Отлично.
- Привет, Шо, - он подошёл сзади и хлопнул одноклассника по спине, отчего тот вздрогнул. И правда, зашуганный какой-то. А может, это просто кажется… Тот ничего не ответил и лишь кивнул головой, мол, да, и тебе не хворать. А Таканори, тем временем, был настроен на серьёзный разговор, - Правду говорят насчёт того, что ты в последнее время неслабо изменился? – спросил он прямо, без лишних предисловий, - А то, знаешь, говорят тут…
- Кхм… Мне всё равно, что тут говорят, - парень хотел уйти, но Таканори преградил ему путь. Смотрелось это зрелище весьма карикатурно, учитывая разницу в росте, - Что тебе нужно? – он отвёл взгляд в сторону.
- Правду знать. О том, что происходит в этих стенах. Говорят, здесь ученики пропадают, а затем возвращаются совершенно другими.
- Кто говорит? – Шо еле сдержал смех, - Твои новые друзья? Так они тебе ещё не то расскажут. Их все избегают, потому что странные они какие-то. И тебе я искренне советую делать то же самое. 
- Слушай, с кем дружить, я сам решу, окей? Почему ты изменился? Почему другие перестают быть собой?
- Насчёт других я ничего не слышал, честно, - Шо смотрел на него сверху вниз, сохраняя относительное спокойствие, - А у меня в семье проблемы, родители разводятся, понимаешь? 
- Ладно, а насчёт того, что ты ушёл в туалет и отсутствовал полдня?
- Приезжал отец, - парень старался быть вежливым, - Сказал, что разводится с матерью. Спрашивал, с кем из них я хочу жить. Легко после этого разговора оставаться прежним, как думаешь?
- Ясно… Извини, - Таканори сделал шаг в сторону, уступая однокласснику дорогу. М-да, и правда, неудобно вышло...

***
- Это хорошо, что у тебя нет никаких планов на выходные. Предлагаю рвануть в Токио на рок-концерт. Вот, смотри, какая крутая группа собирается выступать, - Така нашёл в телефоне фотографию афиши и показал её Широяме. Помимо названия клуба, даты проведения мероприятия, логотипов спонсоров и прочей мишуры, на фото красовались брутальные мужики с длинными волосами. Особенно сильное впечатление производил вокалист, согнувшийся пополам во время исполнения песни. Со стороны казалось, что его рвёт на микрофон. Широяма тоже это заметил.
- Хм. Блюющий вокалист, - сказал он, разглядывая афишу.
- Вокалист он отменный, а блюёт всегда по делу. Ну, так что, идём? По поводу билетов не переживай, в том клубе у меня все свои, поэтому заранее подготовлена пара билетиков для меня и моей спутницы, - Юу поднял бровь, - Ну, в данном случае, спутника, - обе брови поползли вверх, - Да не в этом смысле-то, ну! – Широяма засмеялся, - Насчёт Кою пока не знаю, но, думаю, если постараться, то можно раздобыть и третий билет. О, а вот и он.
Чёрная туча с рыжей гривой вошла в спальню и, целенаправленно подойдя к кровати, рухнула на неё с размаху, продемонстрировав друзьям свою гордую спину. 
Широяма подошёл и присел на край.
- Как всё прошло? Ну-ка, Кою, назови мне столицу Парижа.
- Я с вами не разговариваю. Особенно с тобой, мелкий прыщ! - он развернулся и сел, злобно уставившись на Таканори, - Какого чёрта ты в первый же день расчесался перед директором?! Юу, ты в курсе, что он сделал? Оговорил нас перед сенсеем, нёс всякую чушь насчёт того, что мы, якобы, разносим сплетни по всей школе! А сенсей сказал, что если мы будет продолжать в том же духе, то он вызовет на ковёр наших родителей! Подлец, - рыжий буквально зашипел в сторону новенького.
- Подлец. Подле-е-ец! – сказал Широяма, спародировав голос Кою, но в более истеричной манере. Как-то очень по-женски получилось, - Видишь, Шима, вот тебе и повод перестать выдумывать небылицы. 
- Перестать выдумывать… чего?! Хочешь сказать, что всё это время ты мне не верил?! – для Кою этот факт стал настоящим открытием.
- Ай, да прекрати ты, - отмахнулся черноволосый, - Я, конечно, всё понимаю, веселье весельем, но родителям и без того нелегко, что моим, что твоим, поэтому они нас сюда отправили. Негоже создавать им проблемы и заставлять тащиться в интернат, чтобы выслушивать о наших выкрутасах. Не маленькие уже, так давай начнём вести себя по-взрослому.
- Что?.. А как же… как же стоны-то, а?! Ты, что, их тоже считал порождением моей больной фантазии?! 
- Заметь, про больную фантазию сейчас не я сказал. Ты был в кабинете у директора? 
- Был, - насупившись, ответил рыжий.
- И что, есть там какая-нибудь дверь?
- Ну, есть… К сенсею пришла завуч, и он ненадолго вышел, оставив меня одного. Я, недолго думая, открыл ту дверь и заглянул в соседнюю комнату…
- Так, и что же там?
Кою поджал губы.
- Спальня, - он неохотно выплюнул это слово, - Но там было что-то ещё!
- Понятно, можешь не продолжать. 
Юу и Така вышли в коридор, оставив несостоявшегося мистика наедине с тленностью его собственного бытия.

***
Субботним утром новенький был весь в предвкушении концерта. За завтраком он во всех красках расписывал творчество любимой группы и то, какое шоу им с Широямой предстоит увидеть.
- Боюсь, что выйдет небольшая заминка, - Юу оказался не только прекрасным молчаливым собеседником, но и мастером сокрушения намеченных планов, - Прежде, чем отлучаться на выходные, необходимо оповестить об этом классного руководителя. А она у нас тётка строгая и отпускает на волю лишь в том случае, если за тобой приезжают родители. Такие вот дела. Но её-то понять можно, ведь школа несёт ответственность за учеников.
- Что?! А раньше сказать нельзя было, эй?! Ладно, у меня есть на этот счёт кое-какие соображения. Надеюсь, прокатит. В любом случае, на этот концерт мы попадём.
- Я с вами, - сказал Кою, появившись из ниоткуда и плюхнувшись на соседний стул.
- Ты… с нами?
- Ты с нами не разговариваешь, - Широяма вовремя схватил свой бутерброд, к которому уже тянулась рука рыжего, - Так что, давай-ка, дружище, для начала погуляй и успокойся.
- Ну, и к чёрту вас обоих, - зашипел Кою, встал из-за стола и покинул столовую, не позавтракав.

Спустя пару часов, когда Така довёл свой план, казалось бы, до совершенства и прогуливался по коридорам интерната, с нетерпением ведя обратный отсчёт времени, его остановил директор, направлявшийся в свой кабинет с пачкой непроверенных тетрадей.
- Мацумото-кун, кто-нибудь из учеников продолжает разносить сплетни? 
- Вы про Такашиму? Нет, что вы, он до сих пор находится под впечатлением от вашей воспитательной беседы. Да и если начнёт что-нибудь говорить, ему вряд ли кто-то поверит. 
- Вот и хорошо, - ответил директор куда-то в сторону и продолжил путь в свой кабинет.