Stupid spider


Автор: Tatiana Miobi
Фэндом: the GazettE
Персонажи: Aoi/Uruha
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, Философия, POV

Размер: Мини, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Не бывает так, чтобы бабочка, попавшая в сети, завладела ими, оттесняя паука всё ближе к краю. Не бывает? Ты поступал именно так, а я, как завороженный, смотрел на тебя, машинально отступая назад под натиском нарисованных трещинок на линзах, через которые видна душа. Такая же… нарисованная…

Публикация на других ресурсах:
С шапкой


Твои глаза похожи на штормящее море, смешанное с бирюзовой краской. Интересный эффект. Чёрные прожилки, тянущиеся к зрачкам, напоминают трещины. Я вижу через них твою душу. Они становятся шире… но нет, это только кажется. Сухое бирюзовое море разлилось в твоих слезящихся глазах…
- Дурацкие линзы, - я выдавил из себя два слова, захлёбываясь своим же давно сбившимся дыханием.
- Они похожи на ту бабочку, что долбится сейчас в стекло, - стон. 
Бирюзовая бабочка прибилась к моему дому и неустанно летает вокруг, ища вход, как и ты когда-то. В твоей жизни шёл дождь, ты промок до нитки, и ноги сами принесли тебя ко мне. Ты бродил вокруг да около, пока я не схватил тебя за руку и не притянул к себе, заключив в крепкие объятия. Я подарил тебе тепло, зажёг пламя в груди, и сердце, что до этого момента работало чисто по инерции, наконец застучало в совершенно ином ритме. По-настоящему. Ты влюбился… А я не знал, как с тобой обращаться: боялся, что солнце, сияющее в твоих движениях и улыбке, уйдёт за тучи, такие же чёрные, как прожилки в твоих дурацких бирюзовых линзах. Зачем ты их купил? Стоило мне внезапно полюбить этот яркий цвет, как ты решил утопить меня в нём во время нашей близости.
Я громче задышал, чтобы не слышать бабочку, бьющуюся в окна, но тут же понял, что это всего лишь пульс так громко ударяет в левый висок. Интересно, как я сейчас выгляжу? Тяжело дышащий, потный… тебя это заводит, Кою? Я вижу, что заводит, ты только что прокусил свою губу…

Раннее утро. Мы в одной из миллионов тесных коробок, которые люди привыкли называть своими квартирами. Всего одно окно в этой комнате, а кажется, будто все стены сделаны из стекла, и бабочка снаружи не одна, их много, да и не бабочки это вовсе, а люди, стремящиеся остановить порывы нашей аморальной страсти. Аморальной с точки зрения общества. С точки зрения большинства. Но что нам до них, ведь правда? Стекло очень крепкое, а значит, никто не в силах преодолеть эту преграду, если только не пустит пулю, пробив окно насквозь. 

Я не держу тебя. Я никогда тебя не держал. Ты просто доверчиво сидишь на моей грубой ладони, подрагивая своими хрупкими крылышками. И ты не знаешь, как я поступлю в следующий момент: продолжу тобой любоваться или внезапно сожму кулак, превратив тебя в горстку пепла. Огонь, что я зажёг в твоей груди, способен убить изнутри, если я дам ему такую команду. Все чувства, что я вселил в тебя, подвластны моим минутным прихотям. Но ты доверяешь мне, как никто другой… А я не смею причинять тебе страдания…

Я – паук, влюбившийся в бабочку. До тебя в моих сетях побывали многие, бОльшую часть из них я уничтожил, остальных же равнодушно отпустил на волю, наигравшись вдоволь. 

- Твоя спина в крови.
- Я знаю… чувствую… не останавливайся…
Хорошо, что город никогда не спит. Прохладный летний ветер разносил наши стоны по всей округе, но автомобильный гул тут же подхватывал их, заглушая и не позволяя кому-то третьему узнать о том, что творится на крыше. Конечно, в тот момент наши мысли были далеко от сотен окон, пестрящих в ночи своими белыми глазницами.
Это была наша первая близость. Спонтанная, искренняя… А ведь мы просто поднялись наверх, чтобы посмотреть на звёзды…
Ты стёр спину до крови, а я ещё долго после этого чувствовал себя виноватым. Глупый паук, боящийся неосторожно задеть свою бабочку…

Ты сам провоцировал меня на секс, обвивал ногами мою талию, когда я, на секунду задерживая дыхание, входил в твоё податливое тело. Такой хрупкий, такой пошлый… Не знал, что вся эта видимая ранимость и скромность обернутся развратной похотью. Ты перестал быть хрупким. Напротив, я заметил силу, которую ты всё чаще применял в отношении меня. Но я не мог противиться, ведь сам хотел, чтобы ты был сильным и чаще улыбался.

Не бывает так, чтобы бабочка, попавшая в сети, завладела ими, оттесняя паука всё ближе к краю. Не бывает? Ты поступал именно так, а я, как завороженный, смотрел на тебя, машинально отступая назад под натиском нарисованных трещинок на линзах, через которые видна душа. Такая же… нарисованная…
- Ты веришь мне?
- Да… - ты всегда отвечал так и никак иначе. 
Но однажды…
- Ты веришь мне?
- Да… - на этот раз прозвучал мой ответ. И в следующий миг я полетел в пропасть, сорвавшись с края паутины. Бабочка победно смотрела сверху, произнося мне вслед: «Уничтожая тех, кто любит, будешь уничтожен тем, кого полюбишь сам».

Глупый паук, одиноко лежащий посреди шумного города… Я застонал от дикой боли, прожигающей грудную клетку. Тот самый огонь, что я дал тебе, медленно убивал душу, но не твою... мою... по твоей команде...
Я застонал на всю округу... но ветер по привычке подхватил мой голос и унёс его в ту сторону, откуда раздавался густой автомобильный гул.
Stupid spider…