Тайные мысли правого соска


Автор: Tatiana Miobi
Фэндом: the GazettE 
Персонажи: Руки, сосок Руки; Уруха/Руки; мимолётом: Рейта, голодный желудок Рейты, Аой, многострадальная печень Аоя, ляжки Урухи, Кай, зрители и т.д.
Рейтинг:
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Психология, Стёб

Размер: Мини, 4 страницы 
Кол-во частей:
Статус: закончен

Описание:
…Правый сосок смущённо выглянул из-под одежды, посмотрел на толпу людей, вмиг затаивших дыхание, и злорадно скрылся… 

Посвящение:
Группе Вконтакте "The GazettE & Miyavi_world of paradox ©", админам группы и в особенности Анастасии Ёлкиной. Спасибо за вдохновение! XD 

Публикация на других ресурсах:
С шапкой 

Примечания автора:
На этот раз представляю вашему вниманию не видеофик, а фотофик.

P.S. Очень жаль, что в списке возможных предупреждений нет варианта «Упоротость».
P.P.S. Данный фанфик написан в трезвом уме и добром здравии. Автор, то бишь я, ничего не курил.


Их было двое. И оба были разные. Два брата-близнеца, долгие годы пытавшиеся изменить характер друг друга. Один из них – Левый – скромный, тихий, не стремившийся к мировой славе. Он предпочитал спокойную жизнь вдали от лишний глаз. Левого смущали вспышки фотокамер, и даже когда его изредка фотографировали в ванной, он старался отвернуться, свернуться и сравняться с обнажённой грудью своего хозяина. 
Правый же, наоборот, в такие моменты резко твердел и выпячивал вперёд весь свой тщеславный характер. Он хотел быть заметным и вообще, ощущал себя не менее важной личностью, чем, например, губы, которые всегда были на виду. Правый считал это страшной несправедливостью. По губам сохли толпы фанаток, а он при этом всегда оставался в тени и копил обиду, неизменно находясь под одеждой.
Каждое утро в ванной Правый недовольно твердел, напоминая хозяину о своём существовании. Но Таканори Мацумото, не обращая внимания на свой недовольный сосок, проводил по нему мочалкой, отчего кислая рожа Правого ещё больше скукоживалась. 
Левый часто шипел на своего брата, говорил, что нужно быть скромнее, а порой вообще заявлял, что Правому никогда не стать знаменитым, потому что «рождённый соском звездой быть не может». Это был сильнейший удар. Правый темнел от негодования, но вскоре успокаивался и лишь загадочно ухмылялся, точно зная, что однажды настанет его звёздный час…

Череда концертов после записи нового альбома предвещала полное отсутствие спокойствия и размеренности. Каждый день был расписан по минутам, а уклонение от прямых обязанностей грозило музыкантам «подарком» в виде хорошего пендаля от продюсеров. 

Тайный ритуал наведения марафета в гримёрке, как обычно, проходил без участия посторонних лиц. Только группа и стилисты-визажисты. Простым смертным вход был строго воспрещён.
- Чтоб уж наверняка, - пробормотал Руки, заклеивая непрозрачным скотчем замочную скважину. Вокалист как раз собирался переодеться, а этот процесс он считал сугубо интимным и никому не позволял лицезреть себя обнажённым. История умалчивает о причине такого поведения, однако чем дольше Руки держал своё тело прикрытым, тем больше у фанатов возрастало желание его раздеть. И, кстати говоря, не только у фанатов: теми же мыслями время от времени мучились Аой и Рейта. Впервые решившись подсмотреть за переодевающимся вокалистом много лет назад, Широяма перестраховался и послал вперёд себя Сузуки, чтобы тот разведал обстановку. С тех пор басист носит на лице повязку. Поговаривают, что нос ему полностью так и не восстановили.

Недоверчиво оглянувшись на остальных и убедившись, что каждый занят своим делом, Руки скрылся за ширмой и начал раздеваться. Правый сосок радостно поприветствовал окружающий мир, но, заметив, что мир, как обычно, ограничивается одним лишь Мацумото и стопкой одежды, лежащей рядом, сразу же приуныл. Левый усмехнулся.
- Да скорее Аой подберёт пароль к ноутбуку Таканори и увидит 84 гигабайта его обнажёнки с импровизированных фотосетов в ванной, чем тебе хоть раз позволят выйти в свет, - иронически сказал он.
- Молчи, ничтожество! – прошипел в ответ Правый, - Мой час настанет. Сегодня!
Левый, конечно же, не переставал посмеиваться над своим наивным братом, однако он ещё не знал, какой козырь тот припас для предстоящего концерта…

- Чёрт… - Таканори застегнул жилет с глубоким вырезом и надел сверху пиджак. Смотря на себя в зеркало, вокалист наклонялся то вправо, то влево, то вперёд, то назад, репетируя примерные движения, которые будет совершать на сцене, - Вот чёрт… - повторил он, заметив, что жилет сшит немного странно: его правая часть то и дело оттопыривалась или вообще сползала в сторону, оголяя сосок, который уже готов был залиться слюной от счастья, если бы мог это сделать. Левый по-прежнему был не в курсе подготовленной братом диверсии и тихо похрапывал в тени.
Недочёт в сценическом костюме Правый заметил ещё во время примерки. Странно, что сам Руки этого не увидел, однако для его тщеславного соска это было только плюсом. 
- Ладно… Буду двигаться аккуратнее, и никто ничего не увидит, - тихо сказал вокалист и вышел из-за ширмы.
- А что должны увидеть? – сонно зевнул Левый, но его вопрос остался без ответа. Правый молча ухмылялся и морально готовился к всемирной славе и признанию. 
- О! Руки, ну-ка подойди сюда, - послышался где-то рядом голос Урухи, - С меня брюки немножко сваливаются. Помоги сзади подшить их где-то в районе пояса. 
- Я тебе швея что ли? – усмехнулся вокалист, но всё же взял у Кою нитки с иголкой и, слегка наклонившись, начал выполнять просьбу. Этот момент должен был ознаменоваться долгожданной встречей Правого с очаровательными девушками, о которых он много слышал, но которых ни разу в жизни не видел. Словно перед первым свиданием, Правый глубоко вздохнул и…
- Что за?.. – однако встречи так и не суждено было состояться. Выглянув из-под одежды, сосок Таканори потерял дар речи, с ужасом увидев, что девушки ушли на покой, хоть и находились совсем недавно на пике своей славы. Правый растерянно смотрел на двух сестёр, целомудренно скрытых под брюками, и готов был провалиться сквозь грудь. Его сердце разбилось на куски, - Кто сделал это с вами, Ляжки?..
Но сёстры молчали… Наверное, им было нечего сказать… А может, они просто не слышали сквозь брюки печальный шёпот Правого…
Однако не время было раскисать, не время убиваться от горя. Уже совсем скоро Таканори должен выйти на сцену и представить зрителям самую важную часть своего тела. Правда вокалист пока что знал лишь о том, что должен просто выйти на сцену, и наивно полагал, что его лицо и голос станут главными героями предстоящего концерта. Губы Мацумото уже напыщенно кривлялись перед зеркалом, а у голосовых связок и вовсе начался приступ собственной важности. 
- Я жра-а-ать хочу-у-у! – пророкотал на всю гримёрку голодный желудок Рейты. Басист схватился за живот и виновато улыбнулся. Времени на еду не было.
- Ребята, я сейчас вернусь, - Кай выскочил из помещения, а вместе с ним, со словами: «Аллилуйя, меня услышали!», унёсся и его мочевой пузырь.
- Мой сегодня снова будет пить… - Аой и Уруха стояли рядом друг с другом, поэтому многострадальная печень Широямы могла пожаловаться на свою горькую участь, - Алкашня!
- Да мой не лучше, заливает меня всякой дрянью! – ответила печень лид-гитариста. 
Вот, кому действительно не повезло: эти две барышни из последних сил выполняли свою работу, мечтая уйти на заслуженный отдых. Правый искренне им сочувствовал, собственно, как и кубикам пресса Широямы, которым уж точно никогда не увидеть этот прекрасный мир. Однако вечное нытьё он долго слушать не мог, а потому постарался переключиться на чью-нибудь более позитивную беседу. 
Через пару минут к Таканори подошёл Уруха и тихонько отвёл его в сторону.
- Ну, что, ночью, как договаривались? – Кою явно что-то задумал. И Руки был в курсе. 
- Я своих слов назад не беру, ты же знаешь, - в голосе вокалиста слышался заговор. Но что они там удумали?.. – До утра я весь твой, - Правый затвердел, вслушиваясь в двусмысленные слова Мацумото, - Ох… Кажется, я преждевременно возбудился.

…Автор пропускает нецензурные ругательства Правого соска, высказанные им в порыве счастья и длившиеся вплоть до прихода в гримёрку барабанщика…

- Я вернулся! – провозгласил Кай. «Мы вернулись!» - вторил ему опустошённый и счастливый мочевой пузырь, - Ребята, пора на сцену!
- Ну… как договаривались по телефону? – Уруха зашептал на ухо Таканори, и левое ухо впервые за весь день с вызовом произнесло короткую фразу: «Щекотно же, блин!»
- Разумеется, - загадочно улыбнувшись, ответил Мацумото. 
«Так-так… Значит, они договаривались об этом по телефону, поэтому я до сих пор ничего не знал. А уши, как всегда, только слушали, но ничего никому не рассказывали», - подумал Правый и снова улыбнулся, предвкушая долгожданную встречу с сёстрами-ляжками. 

А тем временем музыканты вышли на сцену под громогласные аплодисменты преданной публики. Рейта слегка стукнул себя по животу, приказывая желудку замолчать и не позорить басиста. Тот обиженно затих, мысленно пообещав устроить своему хозяину изжогу сегодня же вечером.
Таканори поприветствовал зрителей, в ответ на что последовала новая волна криков и аплодисментов.
- Что, завидно, да? – ехидно спросил левый сосок у своего брата-близнеца. Однако Правый посчитал нужным ничего не отвечать, чтобы не портить себе настроение. 

Первая песня. Всё замечательно, Руки уже начал активно двигаться на сцене, а значит, совсем скоро вокалист перестанет быть гвоздём программы. 
Раз! Движение вправо.
Два! Движение влево.
Ещё чуть-чуть, ещё чуть-чуть!
Три!
Правый сосок смущённо выглянул из-под одежды, посмотрел на толпу людей, вмиг затаивших дыхание, и злорадно скрылся.
Да! Получилось! Первый выход произвёл фурор, но то ли ещё будет!
Очередное резкое движение Таканори буквально вытолкнуло Правого навстречу всемирной славе. Девушки разом схватились за сердце, узрев доселе неведомую им часть тела любимого вокалиста. И, кажется, даже парни не остались равнодушными от такого зрелища.
- На бис! – в истерике закричала одна из зрительниц. Руки подумал, что имеют ввиду исполняемую песню, но его сосок-то знал, что именно поклонники требуют на бис. 
Очередной выход Правого в свет сопровождался вспышками фотокамер.
- Да! Мои фотографии появятся в интернете! – победоносно воскликнул сосок, - Меня увидят миллионы!
- Э, что там происходит?! – увы, Левый всё это время оставался под одеждой и не мог видеть триумфа своего брата. А может, оно и к лучшему.
- Я только что стал знаменитостью! Вот вам, цените и обожайте! – Правый снова ловко выскочил из-за жилета и подразнил публику своим видом.
- Какого чёрта?! Ты всего лишь сосок!
Но брат-близнец ничего не ответил, продолжая то появляться, то скрываться за одеждой Руки, чтобы перевести дыхание. Он не слушал возмущённые крики Левого, не до того было. Его мир наконец-то стал шире. Правый увидел то, чего не видел никогда раньше: огромный зрительский зал, и каждый в этом зале был рад не только вокалисту известной группы, но и ему – такому маленькому и неприметному, но, в то же время, такому важному и желанному правому соску Таканори Мацумото…

Мораль сего фанфика такова: что бы ни говорили тебе окружающие, кем бы ты ни являлся, никто и ничто не запретит тебе мечтать и воплощать свои мечты в жизнь. Всё получится, ты просто верь!