Дым. Сумерки Богов


Автор: Tatiana Miobi 
Фэндом: the GazettE 
Персонажи: Aoi/Uruha, Ruki, Reita, Kai и некто по прозвищу Ao
Рейтинг: NC-21 
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Психология, Философия, Даркфик, POV, Hurt/comfort
Предупреждения: BDSM, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер: Миди, 47 страниц 
Кол-во частей: 13 
Статус: закончен

Описание:
Он – сумасшедший. Псих, которого преследует навязчивая идея показать всем «зазвездившимся» музыкантам, что они – не боги, а простые смертные, обыкновенные ничтожества, которых так легко сломать. Он решает передать своё послание через известных людей. Одного? Двух? Кто станет его жертвами? Он уже сделал свой страшный выбор… 

Публикация на других ресурсах:
С шапкой 

Примечания автора:
Я смотрела на густой дым, поднимающийся над горизонтом. Собственно, в этот момент и родился сюжет фанфика О.О


Содержание:
Часть 1. Игра на публику
Часть 2. Я вижу его в тебе
Часть 3. Это хрупкое понятие "друг"
Часть 4. Безразличие и чувства
Часть 5. Там, где я уже был
Часть 6. Глаза страха
Часть 7. Побег от себя самого
Часть 8. С небес - на землю
Часть 9. Это был не сон
Часть 10. Надрыв души
Часть 11. Равновесие
Часть 12. Скрывая правду
Часть 13. Боги не умирают

Часть 1. Игра на публику

POV Урухи.
Геометричная правильность форм телевизионной студии привлекала своей простотой, но в то же время навевала какое-то подобие тоски. Светлый интерьер и параллельно-перпендикулярные поверхности не давали возможности уцепиться за что-то взглядом, а рассматривать такую же простую, как и сама студия, одежду телеведущей было довольно скучным, да и нетактичным занятием. 
Я всегда любил неправильные формы, ассиметричные, которые можно разглядывать долго, находя всё новые и новые нюансы. К сожалению, ни белый диван, на котором мы сидели, ни белое кресло, где, развернувшись в полупрофиль к камере, сидела ведущая, не давали мне такой возможности. 
Это было плановое интервью, на котором нас расспрашивали о прошедшем концерте, планах на будущее и разных незначительных мелочах. 
Суетливая девчушка лет восемнадцати крутилась вокруг ведущей, поправляя ей макияж во время пятиминутного перерыва. Как назло, в помещении сломался кондиционер, отчего было душно и неприятно. Женщина обмахивалась бумажками с заранее подготовленными вопросами, и в этот момент я ей невольно завидовал.
После стандартной фразы «Камера-мотор-начали» ведущая расплылась в стандартной улыбке и снова обратилась к нам.
- Давайте теперь поговорим о ваших кумирах, - начала она, - Кого вы считаете своими богами?
- X Japan, например, - уверенно ответил Руки, - Уж если и есть в этом мире боги, то это они.
- Вы – кумиры миллионов, - продолжала ведущая, - Ваши поклонники считают вас самих богами. Как вы относитесь к такому громкому званию?
Кумиры миллионов? Ну, ты, девочка, загнула…
- Это, бесспорно, льстит, - засмеялся Аой, - Но не думаю, что на данный момент мы доросли до столь высокого уровня.
- То есть вы считаете, что вас называют так незаслуженно?
- Смотря что понимать под «богом». Вы вкладываете в это понятие звёздную болезнь? – обратился к ведущей Кай.
- Я имею ввиду, что вы чувствуете, выходя на сцену? – пояснила она.
- Думаю, синдром бога присущ всем известным музыкантам, - ответил Руки, - Мы делаем то, что нам нравится, и то, что приносит удовольствие другим людям. Когда ты выходишь на сцену и чувствуешь, как зрители принимают тебя, а потом ещё и слышишь, как они хором поют твои песни… Знаете, это удивительное ощущение. Пожалуй, в этот момент действительно ощущаешь себя богом. И я говорю не только о себе, но и о всех нас. Взять хотя бы Юу: уж кому-кому, а ему синдром бога знаком, - засмеялся вокалист, - И Урухе, кстати, тоже. Правда ведь, Кою?
Я криво улыбнулся. На самом деле я вообще в этот момент думал о своём.
- Юу, расскажите о ваших ощущениях на концертах, - ведущая обратилась к гитаристу, - Что вы чувствуете?
- Оргазм, - ответил Аой, после чего все разом затихли. Он озадаченно окинул присутствующих взглядом, - Нет, ну все гитаристы же могут словить оргазм, когда играют?
- Эээ… - высказал своё мнение Рейта, что вызвало у всех смех.
- Хорошо, а теперь давайте поговорим о личном. Кою, нашим телезрителям было бы интересно побольше узнать о ваших отношениях с Юу.
- А что им интересно? У нас всё хорошо, - я обнял Аоя, - Всегда найдутся те, кто будет нас осуждать, но нам всё равно. Мы любим друг друга, а это самое главное.
Аой сидел рядом, не демонстрируя никаких ответных эмоций.
- Юу, а вы как-нибудь прокомментируете вышесказанное? – спросила ведущая.
- Кою всё сказал. Мне добавить нечего, - ответил тот и добавил шёпотом, - Почините уже кондиционер.
После интервью мы вышли на улицу из телевизионной студии и наконец-то ощутили живительный прохладный воздух. 
Конец сентября уже начал раскидывать сухие осенние листья по тротуарам. День стремительно укорачивался, и сумерки подкрадывались всё быстрее, накрывая город глубоким бархатно-синим небом. 
Неровный горизонт ещё оставался бледно-голубым, а по его линии были беспорядочно раскиданы далёкие огни фонарей.
Мы впятером сели в машину Аоя. Гитарист быстро развёз всех по домам, и вскоре мы с ним остались наедине. 
- Ты ко мне? – спросил он.
- Да, е…если ты не против, - Широяма хочет о чём-то поговорить, это чувствуется.
Я сидел на заднем сиденье автомобиля и украдкой посматривал в его глаза, отражающиеся в зеркале заднего вида. Он не взглянул на меня ни разу. Между нами будто выросла стена – большая и крепкая, которую невозможно пробить парой ударов. Что случилось, Юу?..
Мы подъехали к его дому и молча вышли из машины. Так же молча мы поднялись на лифте и вошли в квартиру.
Аой небрежно скинул обувь в коридоре и прошёл в спальню, на ходу снимая с себя верхнюю одежду. 
- С меня хватит, - сказал он, кинув на кровать пиджак с кучей цепочек и футболку, - Я так больше не могу.
- Ты о чём? – я вошёл в спальню вслед за гитаристом. Он стоял у окна, не оборачиваясь ко мне. Высокий, с голым торсом… Если есть на свете живые боги, то ты один из них.
- Об этой показухе, - ответил гитарист, - О нас с тобой, Кою. Мне надоело играть на публику. Я музыкант, а не актёр. Все эти наши надуманные отношения – для чего это нужно? Чтобы фанатам было, о чём посудачить? Чтобы привлечь побольше внимания? Им нужны зрелища, так что ли? Хватит уже. Пусть любят нас за музыку и только за неё. Я больше не собираюсь строить из себя гея и отвечать на дурацкие вопросы телеведущих. Да и твоя девушка, думаю, не в восторге от всего этого цирка.
- Мы расстались.
- Видишь, я же говорю, что ей это не нравится, - не смотря на меня, Аой сел на кровать и принялся что-то искать в ящике тумбочки.
- Мы расстались не по этой причине.
- Да мне плевать, из-за чего вы там с ней расстались, - это было грубо, - Избавь меня, пожалуйста, от подробностей, - он перестал рыться в ящике и просто сидел, немного сгорбив спину.
- Значит… у нас с тобой вроде как… всё? – спросил я.
- Ну, если хочешь, можно устроить публичную сцену ревности с последующим расставанием, так сказать, последний раз сыграть на публику, но этого мои нервы не выдержат.
- Ладно… - я быстро взял себя в руки и улыбнулся, - Тогда я пойду. Кстати… - я собирался уходить, но остановился и спросил как бы в шутку, - Друзьями-то мы останемся?
- Конечно, мы и так друзья и не более того, - ответил гитарист, так и не посмотрев на меня, - Если, конечно, тебе нужен такой хреновый друг, как я.
Ничего не ответив, я надел ботинки и вышел из квартиры, прикрыв за собой дверь. 


POV Аоя
Мне ничего не стоило сказать ему это. Намного сложнее было сидеть в той душной студии, когда помимо тебя кислород расходуют другие участники группы, телеведущая и все работники съёмочной площадки. А ты сидишь и думаешь, как бы урвать у них хотя бы пару лишних свободных вдохов. Да, я эгоист. Но после вопроса ведущей о богах, я подумал, что мне, наверное, позволительно быть таким.
Да, фанаты правы, мы боги. Иногда кажется, что мы можем позволить себе всё, что угодно. Мы раздаём людям видимость своей любви, за что нас любят ещё больше. Нас возносят в ранг идолов, а мы скромно принимаем поклонения. Наши фотографии повсюду. Как иконы, на которые молятся и которым подражают тысячи людей. 
Как глупо…
Мы просто работаем, самосовершенствуемся, показываем, на что способны. Мы просто работаем. Это наша профессия – создавать музыку, писать песни, дарить их широкой публике. И пусть временами нас одолевает звёздная болезнь, но иначе ведь просто невозможно. Главное вовремя придти в себя и продолжить работать.
Не буду говорить за всех. Не знаю, как там у остальных. Руки, например, от звёздной болезни не страдает, она ему скорее нравится, но я не могу упрекнуть его в лени и так далее. Наоборот, он порой работает усерднее всех нас, вместе взятых. 
Ну, а я… Я чувствую себя богом только на сцене. Но за её пределами я снова становлюсь обычным работягой, которому не помешало бы как следует выспаться. Про Уруху могу сказать тоже самое.
Кою…
Больше всего я ждал того момента, когда ведущая начнёт спрашивать про нашу личную жизнь. Просто хотел поскорее это пережить и свалить домой. 
В последнее время осточертела игра на публику. Вы хотите зрелищ, господа? Получите-ка гей-союз Аоя и Урухи. Бесит… Когда я успел заделаться в актёры?
Сегодня я решил поставить большую жирную точку. Кою играет намного убедительнее меня, бывали моменты, когда я даже начинал верить в его безоблачные чувства. Талантливо, что сказать. А вот я уже сдаю позиции. 
- С меня хватит, - сказал я, кинув свою одежду на кровать, - Я так больше не могу.
И какое облегчение сразу.
Уруха отреагировал странно. То есть он не сказал ничего странного, но что-то было в его голосе такое, что насторожило бы, не будь я эгоистом.
С девушкой своей он расстался… Или она с ним… А почему? Ах, да, мне же всё равно.
- Друзьями-то мы останемся? – спросил он, усмехнувшись.
А мы не друзья? Да никакие мы не друзья. Хотя… если хочешь, можешь считать меня своим другом, я ничего против не имею. Прошу только своим сокровенным со мной не делиться и в голову мою не лезть. А так – пожалуйста. 
Из меня хреновый друг, я знаю. Когда-то я нацепил непробиваемую маску эгоизма, которая впоследствии прочно приросла к моему лицу. И никакими ножами её не соскоблить, если только сама когда-нибудь не отпадёт. Но это вряд ли.
Кою ушёл. Я слышал, как он положил на тумбочку в коридоре свою копию ключей от моей квартиры. А зачем? Я разве сказал ему, что запрещаю приходить в любой момент, даже в моё отсутствие? Впрочем, он лучше знает, как ему поступать.
Закрыв дверь на замок, я, не сняв джинсы, завалился спать.

 

Часть 2. Я вижу его в тебе

POV Урухи
С детства мне снились очень странные сны. То война… то падающие самолёты… Но один сон преследовал особенно часто, отчего я просыпался посреди ночи и не мог заснуть до утра. Тёмная комната, в которой почти ничего не видно. Ко мне кто-то приближается, а я не могу шевельнуться, не могу убежать из этого страшного места. Я прошу его «не делать этого» (но чего «этого»?), а он только смеётся. Я чувствую, как по моему телу бегут струйки крови, но когда просыпаюсь, понимаю, что это холодный пот. 
Один и тот же сон… Хорошо, что в последнее время он снится мне всё реже и реже. Последний раз это было… хм… примерно полгода назад, кстати. И то он был не совсем отчётливым.
Сегодня мне не снилось ничего подобного. Мне, кажется, вообще ничего не снилось. Придя домой, я отрубился и проспал до полудня. Давно не позволял себе подобных вольностей, но раз уж выдался выходной, почему бы не позволить?
Я лежал в кровати и, глядя в белый потолок, думал, как можно провести сегодняшний день. Дома я точно не останусь. Но и встречаться с кем-то не было ни малейшего желания. 
Пойду прогуляюсь. Один. В произвольном направлении.
С этими мыслями я встал с кровати и пошёл в душ. 
Горячие водяные струи били по моему обнажённому телу, стекая вниз прозрачными водопадами. Когда внутри скребли кошки, я всегда обращался за помощью к воде: она имеет свойство смывать весь накопленный негатив. 
Сейчас мне тоже не очень хорошо. Я постоянно прокручиваю в голове последний разговор с Аоем, переживая вчерашние эмоции снова и снова.
Выйдя из душа, я провёл рукой по запотевшей поверхности зеркала. Сегодня мне не нравится моё отражение: оно слишком грустное, это срочно надо исправить.
Забыв о завтраке, который уже скоро должен стать обедом, я оделся и вышел из своей квартиры.
Не так уж и прохладно, может, зря я надел кожаную куртку. 
Пройдясь по оживлённой улице вдоль красочных витрин магазинов, я свернул куда-то вправо и ушёл вглубь узких разветвлённых улочек, пересекающих друг друга и образующих какое-то подобие лабиринта. Воздух здесь был по-осеннему сырой и свежий. Мимо меня время от времени проходили люди, но я не обращал на них внимания ровно до того момента, когда почувствовал, что за мной кто-то наблюдает. Я несколько раз опасливо оборачивался, но не видел никого, кто бы шёл за мной по пятам. 
В очередной раз обернувшись, я окинул взглядом улицу и, решив, что у меня развивается паранойя, сделал шаг вперёд, но тут же натолкнулся на какого-то человека. У него из рук выпало что-то большое и с треском упало на асфальт. 


POV Аоя
Сколько времени? Час дня…
Я проснулся резко. Показалось, что возле меня разбилось что-то хрупкое. 
Час дня?!
Я вскочил с кровати и принялся быстро натягивать футболку, но вспомнив, что сегодня мне никуда не надо, с облегчением сел обратно на кровать.
Несколько раз с усилием моргнул, чтобы окончательно проснуться. 
За окном – шум, автомобили, голоса людей… Суета успокаивает, когда находится за стенами, и ты сам в ней не погрязаешь. 
Чем занять себя в столь долгожданный выходной? Конечно, я буду спать, других вариантов и быть не может. Пусть этот работяга, коим я являюсь, хотя бы на один день превратится в бессовестного лентяя.


POV Урухи
Я присел на корточки рядом с мужчиной в бейсболке и тёмных очках, который растерянно собирал разбитый фотоаппарат. 
- Прости, я не видел тебя… - я подал ему отлетевший объектив. 
- Ничего, ничего страшного, - вежливо ответил он, но в голосе читалась досада. 
Этот голос… Я слышал его уже много раз.
- Склею как-нибудь, - сказал он, убирая останки фотоаппарата в сумку на длинном ремне. 
- Скажи, сколько он стоил, я возмещу всю сумму, раз здесь моя вина.
- Нет, нет, - мужчина махнул рукой, - Мне не надо твоих денег, но… в качестве компенсации за причинённый ущерб, - он усмехнулся, - можем сходить куда-нибудь прогуляться. Если ты не против, конечно.
- А… нет, не против, - если бы не фотоаппарат, ни за что бы не согласился гулять с незнакомым человеком, - Я Кою.
- Приятно познакомиться, - ответил мужчина, улыбнувшись.
До боли знакомые черты лица. Пирсинг в губе. 
- А я тебя знаю, кстати, - добавил он.
- Меня многие знают, - я немного расстроился, что столкнулся с человеком, который меня знает. Надеюсь, с его стороны не будет никаких типично фанатских выходок, - И я тебя… нет, я тебя не знаю. Но ты напоминаешь мне одного человека. Очень сильно напоминаешь, - добавил я, разглядывая очертания его губ.
- Догадываюсь, кого именно, - мужчина засмеялся и снял тёмные очки.
Меня в тот момент будто током ударило. Этот человек не был точной копией Аоя, но вполне мог бы сойти за его родного брата. 
- Эй, Кою, - он снова засмеялся и пощёлкал пальцами перед моими удивлёнными глазами, - Ну, так что, прогуляемся?
- Конечно, - я улыбнулся в ответ. И мне уже всё равно, что он меня знает.
Пока мы шли, он ни разу не спросил о концертах, интервью, о других музыкантах и так далее, то есть не было ни одного вопроса, связанного с моей карьерой. Напротив, его интересовали мои личные качества, мой характер, всякие мелочи вроде «как ты проводишь свободное время»… Я был интересен ему как человек, и, кажется, ему было абсолютно всё равно на мою популярность. Это радовало…
- Прости, это так некрасиво с моей стороны, - сказал я, - Я забыл спросить, как тебя зовут.
- Можешь звать меня Аоем, - усмехнулся мой собеседник.
- Нет, нет, - забавно, - Один Аой у меня уже есть. Иначе я запутаюсь.
- Ну-у-у, - протянул он, - Тогда просто Ао. Пойдёт?
- Вполне. Но ты не хочешь назвать своего настоящего имени?
- Оно мне не нравится, честно, - хорошо, я не буду настаивать.
Мы немного помолчали. Было видно, что Ао соображает, о чём ещё можно спросить.
- А у вас с Аоем всё серьёзно? – это был неожиданный и болезненный вопрос.
- Не думаю, что нам стоит об этом говорить, - я вежливо отодвинул собеседника к какой-нибудь другой теме.
Ао производил впечатление милого и доброжелательного человека. В тот момент меня совершенно не смущало, что он задаёт много вопросов, а сам о себе говорит мало и неохотно. Надеюсь, у меня ещё будет время узнать его получше. Он мне нравится. Особенно… его сходство с Аоем…
- Кстати, насчёт фотоаппарата, - Ао быстро ушёл от неприятной мне темы, - Ты не думай, что я с ним за тобой бегал, - он даже смеётся, как Юу, - Я фотографирую пустые улицы, старые здания… Особенно много у меня фотографий заброшенных помещений, строек и тому подобного. Если хочешь, могу как-нибудь показать. 
Я согласился. Но не сейчас, конечно, как-нибудь потом. Хоть он уже и успел отчасти завоевать моё доверие, но домой я к мало знакомому человеку точно не пойду. И это не паранойя, а простой инстинкт самосохранения, который должен быть у каждого.
Задумавшись, я пропустил часть того, что говорил мой собеседник.
- …а потом мы можем пройтись по моим излюбленным закоулкам. Я знаю отличное место: эта стройка стоит заброшенная уже около года. Может, финансирование прекратили, уж не знаю, как там и что. Но отстроить успели целых восемнадцать этажей, так что вид сверху – просто улёт! Только нужно починить фотоаппарат. И видеокамеру с собой возьму, снимем небольшой ролик на память, как думаешь?
Такой простой и открытый человек…
- Я не против. Только учти, у меня не каждый день такой же свободный, как сегодня. Сам понимаешь, репетиции, запись…
- Конечно, конечно, не вопрос, - ответил Ао, - Я и сам работаю, поэтому понимаю.
- А кем работаешь? Или это секрет?
- Не секрет. Хотя я думал, что ты и так догадаешься, что я фотограф. 
- Ты фотографируешь только здания и стройки? Или ещё что-нибудь?
- Одними зданиями сыт не будешь, - какая же у него родная улыбка, - Но основная тематика – что-то устрашающее, мрачное… Кровищу люблю, - он усмехнулся, - Иногда подбираю моделей для таких съёмок. Не хочешь попробовать?
- Не-е-е, - к таким экспериментам я точно не готов.
- Ну, как захочешь – я к твоим услугам. Кстати, надо бы обменяться номерами телефонов, - он вынул из сумки мобильник, - Диктуй свой.
Я, не задумываясь, продиктовал ему свой номер телефона, после чего он сделал то же самое.
Побродив ещё немного по окрестностям, мы попрощались и разошлись по домам. Я обещал, что позвоню, как только выдастся свободная минута. Почему-то мне кажется, что нас с Ао ждёт ещё не одна встреча.


POV Аоя
- Это бре-е-ед, - произнёс я вслух, в очередной раз проснувшись.
После той наркоманской чуши, которая почти на сто процентов наполняла мои сны, силы не прибавлялись, а, кажется, наоборот, иссякали. Лучше бы я вообще спать не ложился.
И что это за старые дома и облупленные стены то тут, то там мелькали в моём сне? Я вроде шёл по какому-то коридору и освещал себе путь фонариком… Нет, нет, даже вспоминать эту ерунду не буду!

 

Часть 3. Это хрупкое понятие «друг»

POV Аоя
Я сидел на полу в самом центре репетиционной базы и перебирал пальцами струны акустической гитары. Нужно было писать музыку к новому тексту, а мне, как назло, ничего дельного в голову не лезло. Отчётливое ощущение того, что я не спал недели две, ужасно давило на нервы. Но особенно раздражали довольные и выспавшиеся рожи остальных участников группы. Сытый голодного не вразумит, так вроде? Ну, а выспавшийся сонного – тем более.
Странное состояние Урухи я заметил только после того, как трижды его позвал, а он никак не отреагировал. Весь день о чём-то думает, думает… И уж явно не о новой песне, а это, кстати, тоже раздражает. 
- Кою! – я подошёл вплотную и заорал ему на ухо, отчего он вздрогнул, - Подъём! Что там с музыкой?
- А?.. А-а-а… А я не знаю, - ответил он.
Вот сейчас схвачу его за шею и… Нет, он того не стоит.
- Всё! На обед! – сказал Руки, и остальные, как по команде, оставили свои инструменты и направились к выходу.
- На какой обед? Мы ничего ещё не сделали! – но меня, кажется, никто не слушал, - А ты чего не пошёл? – я обернулся и увидел Уруху, мирно сидящего с гитарой на стуле, - Не всё ли равно, где бездельничать?
Он отрицательно покачал головой, не обращая на меня внимания.
Я мысленно огрызнулся и ушёл в другой конец базы. Оттуда я украдкой поглядывал на Кою. Наш обнаглевший лид-гитарист что-то строчил в своём мобильнике. Потом пара минут ожидания. Мобильник коротко заверещал, вроде как СМСка пришла, после чего Уруха встал со стула и пошёл к выходу.
- Не, ну нормально, да? – сказал я ему вслед, - Я что, тут один что ли должен торчать? Куда тебя понесло?
- На обед, - сказал он и вышел.


POV Урухи
Идей было множество. Различные мелодии посещали мою голову, но я почему-то не давал им выхода, а просто сидел, держа в руках гитару. Наверное, это был единственный случай, когда я не рад деловым идеям, мыслям по существу поставленного вопроса. Я пытался думать совершенно о другом, поэтому ушёл глубоко в себя и не сразу заметил, что Аой меня зовёт. Сегодня он нервный, а в такие моменты от него лучше держаться подальше.
На обед я идти не хотел, потому что довольно неплохо позавтракал. А оставаться с ним наедине… Я чувствовал, как он смотрит на меня, и это доставляло дискомфорт. 
Нужно было куда-то слинять на час, пока не пришли остальные, поэтому я, не долго думая, написал Ао СМСку с предложением встретиться прямо сейчас. Хоть я и не надеялся, что у него найдётся свободное время, но, к моему удивлению, он ответил очень быстро и даже был рад такому внезапному порыву.
На вопрос Аоя, «куда меня понесло», я ответил, что иду обедать. Какая ему разница?
Выйдя на улицу, я надел большие тёмные очки и зашагал к тому месту, где мы договорились встретиться. Это было в десяти минутах ходьбы отсюда: небольшой переулок, представляющий собой ответвление от широкой улицы. Ао любит немноголюдные места… Мне тоже это близко.
- Кою, - он подошёл сзади совсем неслышно и дружески хлопнул меня по плечу, - Рад встрече. Не думал, что ты так скоро наберёшь мой номер.
Мы шли по лабиринту улиц, время от времени выходя на многолюдные территории, но тут же ныряя обратно в те места, где можно спокойно поговорить.
Как и вчера, Ао говорил о себе мало и внимательно меня слушал. А мне… мне, наверное, просто нужно было выговориться, я ведь не мог этого сделать, например, при Юу, которому всегда было наплевать на мои мысли и эмоции. Он лишь изредка делал вид, что меня слушает, но в основном быстро сворачивал разговор, мотивируя своей вечной занятостью. 
Ао не такой. Этого человека действительно интересовало то, о чём я думаю. Пару раз я начинал какую-то фразу, а он тут же её продолжал, из чего я сделал вывод, что мы на одной волне и даже думаем об одном и том же.
Я, конечно, не жалуюсь на свою судьбу, в ней есть масса хороших, положительных моментов. Один только факт, что я являюсь известным музыкантом и богом для тысяч фанатов, невольно заставлял улыбаться и любить эту чёртову жизнь. Но любовь поклонников никогда не даст того, что может принести дружба. Когда у тебя есть друзья, да и пусть даже один единственный друг, мир вокруг становится ярче. Вы можете делиться друг с другом своими радостями и печалями, говорить обо всякой ерунде, идти, куда глаза глядят… Вам будет интересно даже молчать вместе. По крайней мере, я так предполагаю. У меня никогда не было настоящих друзей. Существуют некоторые люди, которых я чисто умозрительно называю друзьями, но по сути они мне просто знакомые. Есть даже хорошие знакомые, это чуть ближе к понятию «друг», но всё равно до него не дотягивает.
Может, в глубине души я даже боюсь заводить с кем-то дружбу. Ведь она такая хрупкая и легко разбивается, оставляя глубокие шрамы…


POV Аоя
- Ну, и где его носит? – спросил у меня Руки.
- А мне-то откуда знать? – я удивился, - Сказал, что пошёл обедать. Дальше – не моё дело.
- Хорошо, что подготовка новой песни не к спеху. Если бы он с репетиции перед выступлением так слинял, то я бы его, наверное, убил, - проворчал вокалист.
- Кстати, нам выступать уже скоро, - вспомнил Кай, - Надо бы завтра-послезавтра начать репетировать.
- Какое скоро? Два месяца ещё впереди, - я разворачивал упаковку с новыми струнами. Угораздило сегодня порвать целых три. Нервы-нервы…
- Знаю я твои два месяца, - отозвался Рейта, - А потом будешь бегать и кричать, что мы ничего не успеваем, и что виноваты все вокруг, кроме тебя.
Я сделал вид, что пропустил мимо ушей его замечание, и начал натягивать новые струны, осторожно вращая колки гитары. А между тем, Кою не было уже полтора часа…


POV Урухи
- Расскажи о своей семье, - я сидел в кафе напротив Ао. Мы разговаривали, потягивая кофе со сливками из простых по форме белых чашек.
- Да нечего особо рассказывать, - ответил он, немного помолчав, - Маму я не знал, а отец умер, когда мне было восемь лет. 
- А с кем же ты жил?
- Ни с кем, - неохотно сказал Ао, - Детдомовский я.
- Прости… - мне стало неудобно за свой вопрос.
Он отвернулся и посмотрел в окно, возле которого располагался наш столик. Я, не зная, о чём говорить, тоже перевёл взгляд на улицу и проходящих мимо кафе людей. 
Неподалёку остановилась шикарная машина, из которой вылез важный по виду мужчина. Через полминуты он зашёл в кафе и сел за соседний столик. 
Полистав меню, он позвал официантку и что-то заказал. Она не расслышала и переспросила, на что мужчина отреагировал крайне грубо и бестактно. Девушка записала заказ в блокнот и ушла. Когда она проходила мимо нас, я заметил на её глазах слёзы.
Ао сидел, сжав кулаки. 
- Ненавижу, - процедил он сквозь зубы. 
Я видел, что у него вот-вот сдадут нервы, и он просто кинется на того мужчину, поэтому быстро расплатился по счёту и увёл его из кафе.
- Ненавижу, - повторил он, когда мы вышли на улицу, - Стоит им пару раз хорошо заработать, как сразу начинают считать себя богами, вокруг которых вертится весь мир. И я смотрю, таких становится всё больше и больше. Особенно в среде музыкантов. Идолы чёртовы. Никакие вы не идолы, а простые смертные, которых очень легко сломать. Слепая толпа поклоняется вам, считая вас бессмертными. А вы смертны, - последнюю фразу он произнёс с такой злобой, что мне стало не по себе.
- Ао… я ведь тоже музыкант.
Мои слова привели его в чувства, и он снова заулыбался. Очень резкий контраст.
- Не обращай на меня внимания, - сказал он и тихо добавил, - Иногда находит.
- О, нет, нет, нет! – я только что вспомнил про время, - Сколько мы уже гуляем? Меня же живьём закопают!
- Неплохая идея.
- Что?
- Иди, говорю, скорее! – сказал Ао, - Кстати, ты в кафе за меня заплатил. Сколько я тебе должен?
- Нисколько, - ответил я, - Всё, я побежал. Увидимся!
Я бегом направился обратно на базу, где, как оказалось, ждал меня один Аой. Да и он уже убирал свою гитару в чехол.
- Завтра репетиция, будем готовиться к концерту, - сказал он перед тем, как уйти, - Не советую уходить от обязанностей.
Сам не понимаю, как забыл про время. Но, если подумать… я ничуть об этом не жалею.

 

Часть 4. Безразличие и чувства

POV Аоя
В течение следующих двух дней я постоянно искал, за что можно уцепиться, будь то непозволительный уход Урухи с репетиции или же плохая игра. Но, к моему удивлению, он не допускал ни одной оплошности и даже вынес предложения по поводу новой песни, которые тут же были одобрены остальными членами группы, в том числе, и мной.
Во время перерывов он постоянно болтал с кем-то по телефону, но при этом отходил от нас на безопасное расстояние, поэтому я не мог слышать содержание разговора.
Смотря на его счастливое лицо, я предположил, что Кою помирился со своей девушкой, но задавать вопросы на столь личную тему не стал, потому что это не моё дело.
И даже сейчас, когда был объявлен десятиминутный перерыв, Уруха снова схватился за телефон. Предупредив, что скоро вернётся, он вышел из помещения репетиционной базы в коридор как раз в тот момент, когда я намеревался там покурить. Но, как и полагается эгоисту, жертвовать своими планами я не собирался, поэтому вышел следом за ним и, прислонившись спиной к закрытой двери, умиротворённо вдохнул в лёгкие первую порцию табачного дыма.
Уруха этого не видел и спокойно стоял со своим мобильником, повернувшись ко мне спиной.
- …конечно, нет, Ао, ты ведь прекрасно это знал… - донёсся до меня обрывок разговора.
«Ао»? «Знал»? Он точно не со своей девушкой разговаривает. Да и вообще не с девушкой.
- …встретимся, как и договаривались, но сейчас я не могу уйти… - я продолжал курить и слушать разговор краем уха. Не очень-то и интересно, с кем он там договаривается о встрече. Главное, что с репетиции уходить не собирается.
Сигаретный дым медленно проникал в мои лёгкие, наполняя их до отказа. Я выдыхал белёсые полупрозрачные струи, наблюдая за их беспорядочными завихрениями. Запах, который уже давно стал родным, но в последнее время всё чаще раздражал, заполнял собой пространство коридора.
Уруха обернулся и, увидев меня, быстро свернул разговор.
Он направился обратно ко входу на базу и остановился возле двери, на которую я опирался спиной, слегка съехав вниз и согнув ноги, чтобы максимально расслабить всё тело.
- Нового друга завёл? – как бы невзначай спросил я после очередной затяжки.
- Заводят собак, Юу, - холодно ответил мне Кою, - Очень жаль, что ты не видишь разницы. Дай пройти, - он дёрнул за ручку двери, но я и не думал отходить, потому что ещё не докурил.
- Ну, а всё-таки? – да хоть десять друзей, зачем я лезу не в своё дело?
- Да. У меня появился друг. Настоящий. Искренний. С которым интересно разговаривать, и который умеет слушать не только себя.
- Рассуждаешь, как баба, - я усмехнулся во время затяжки, отчего тут же закашлял.
Кою неожиданно похлопал меня по спине. Почему-то я думал, что он, наоборот, будет в этот момент желать, чтобы я задохнулся.
Кашель отступил. Я немного выпрямил спину и посмотрел на Уруху.
- Научись замечать тех, кому ты не безразличен, - спокойно сказал он и с силой дёрнул дверь, заставив меня посторониться.


POV Урухи
Последние два дня проходили очень плодотворно. Я получал удовольствие от того, что делал, и это хорошо отражалось на качестве игры и предлагаемых мной идей. 
Работали мы дружно и слаженно, благодаря чему не было ощущения, что мы что-то не успеваем, а поэтому и перерывы можно было устраивать чаще, чем обычно.
По словам Ао, он сегодня целый день сидит дома за компьютером и обрабатывает в графическом редакторе новые фотографии, и я могу звонить ему в любую свободную минуту. Именно так я и делал. 
Услышав в телефонной трубке «Хэ-э-эй! Как поживаешь, трудяга?», я невольно расплылся в улыбке. Это необычное ощущение: я слышал голос Аоя, но при этом разговаривал не с ним, а с человеком, который очень сильно похож на него – голосом, лицом, улыбкой, мимикой, жестами… Но при этом было в нём и то, что, кажется, отсутствовало в Широяме напрочь: умение слушать, понимать, чувствовать… Ао присуща внимательность, он умеет замечать мелочи. А ещё он добрый и обладает чувством справедливости, хоть и слишком обострённым. Тогда в кафе я увидел его злую сторону, но злоба в данном случае была вызвана несправедливостью и обидой за ту официантку. Мне немного стыдно за себя: ведь если бы не Ао, я бы, наверное, и не обратил внимания на то, что кого-то обидели.
- Давайте отдохнём, - предложил Руки.
Воспользовавшись парой свободных минут, я снова взял телефон и вышел из помещения репетиционной базы в коридор.
- Привет ещё раз, - сказал я своему собеседнику, - Я точно тебя не отвлекаю?
- Конечно, нет! - радостно ответит он, - Я хоть руку от мышки оторву, а то так и закостенеет. Как там у вас, нормально всё? 
- Да, вполне. Похоже, уже совсем скоро будем записывать новую песню.
- Жду с нетерпением, было бы интересно услышать. А Юу тоже там?
- Ну… Он здесь, да… А что?
- Да нет, просто… - уклончиво ответил Ао, - Если честно… у вас с ним что-то есть?
- У нас с ним? Конечно, нет, Ао, ты ведь прекрасно это знал. Ну, или мог бы догадаться. То, что якобы было – это всего лишь игра на публику.
- А зачем? – разумный вопрос…
- Неловко говорить, но ради пиара. Просто чтобы привлечь внимание. Людям почему-то нравится подобное.
- То есть на потребу стаду? Хах, ну, тогда понятно. Когда мы сможем встретиться?
- Встретимся, как и договаривались, но сейчас я не могу уйти.
- Нет, ну, ты что, я про сейчас и не говорю. Сейчас я и сам не могу, у меня ещё двадцать четыре фотографии не обработаны. Нужно цветокоррекцию сделать. Покажу тебе потом, что получилось.
Я почувствовал запах сигаретного дыма и обернулся. Неподалёку стоял Аой и, прислонившись спиной к двери и прикрыв глаза, делал глубокую затяжку.
- Хорошо, - нужно заканчивать разговор, - Я сейчас пойду, позвоню чуть позже.
- Окей, друг, до связи, - друг?
Я сунул телефон в карман и пошёл обратно на базу. 
Аой стоял, расслабившись, и вовсе не собирался уступать мне дорогу.
- Нового друга завёл? – он сказал это то ли из любопытства, то ли слегка с издёвкой.
Я хотел ответить «Да какое тебе дело?», но не привык грубить. В отличие от Юу, который делал это легко и непринуждённо.
- Да. У меня появился друг. Настоящий. Искренний. С которым интересно разговаривать, и который умеет слушать не только себя, - сказал я спокойно и сдержанно. 
У Широямы это вызвало лишь смех, из-за которого он подавился табачным дымом и закашлял. Я похлопал его по спине, после чего он посмотрел на меня с удивлением. Конечно, Юу, ты, наверное, и не думал, что я могу придти тебе на помощь в таких мелочах даже после твоего некрасивого поведения. Всё было бы по-другому, если бы ты был мне безразличен. Но и заниматься мазохизмом, терпя всё это только из-за того, что я чувствую по отношению к тебе, я тоже не намерен. Мои чувства односторонни. Ты не замечаешь ни их, ни меня самого.
С силой дёрнув ручку двери, я всё-таки заставил Широяму отойти в сторону.

 

Часть 5. Там, где я уже был

POV Аоя
«Хотел бы я на его нового друга посмотреть. Небось, такой же странный». 
На следующий день мы вновь собрались на репетиционной базе, чтобы не забыть, как пользоваться музыкальными инструментами. Наш вокалист сегодня был не в голосе и, соответственно, не в духе. Уж не знаю, где он умудрился так охрипнуть, но я от души пожелал ему скорейшего выздоровления.
- Придурок ты, Така, - собственно, так и выглядели мои пожелания. Но тот, кто знает меня много лет, умеет читать между строк.
- Не волнуйся, скоро пройдёт, - Руки это умел, поэтому никогда не обижался, - Играйте пока без меня.
- Ты разрешаешь? – тихо и с издёвкой пробормотал я, после чего поймал на себе осуждающий взгляд Урухи.
- Ну, что? – я наигранно развёл руками. Кою лишь отвернулся, покачав головой.
В последнее время мне кажется, что он пытается вызвать во мне чувство вины за что-то. Бесит.
Я стал раздражительным. Причина тому – постоянные недосыпания. А они, в свою очередь, вызваны странными снами, после которых невозможно заснуть. Какие-то коридоры, крики… Кровь там вроде где-то мелькала… И труба… мне снилась труба, которую я пытаюсь вырвать из стены.
Настроение после увиденного – «лучше некуда». И сразу тянет на ком-нибудь отыграться. Но на ком? На Кае, который любой выпад переводит в шутку? Или, может, на Рейте, который молча переждёт бурю, а потом со словами «Ну, как? Полегчало?» заботливо принесёт мне бутылку минералки? Акира вообще считает, что моё раздражение сродни похмелью, которое просто нужно перетерпеть. А Руки? Ему, по-моему, вообще наплевать на все обидные слова, он просто пропускает их мимо ушей и умудряется находить положительный подтекст даже там, где его нет.
А вот Уруха… Уруха ранимый, хоть этого и не показывает. Если быть точнее, то он только думает, что этого не показывает, но результат-то всё равно налицо. И на лице. Особенно во взгляде. 
- А играешь-то сегодня паршиво, - я соврал, он потрясающе играет.
Меня просто забавляет его реакция, поэтому я делаю ему больно. Кою производит впечатление маленькой девочки, которой недодали любви, и она теперь бегает в толпе и бросается в объятия первого встречного, который поманит её ласковым взглядом.
При этом Уруха достаточно серьёзный и рассудительный, его трудно обмануть. 
Иногда мне кажется, что в нём живут два человека: один – твёрдый, решительный и неприступный, а второй – какой-то мягкий, ранимый и слегка наивный. И вот вторую-то его сторону я знаю хуже всего. Но мне и не положено знать ничего лишнего. Мы ведь просто коллеги, а не какие-нибудь там друзья.


POV Урухи
- А играешь-то сегодня паршиво, - от этих слов медиатор, который я держал в руке, соскочил со струн, и гитара издала неприятный звук.
Он отыгрывается на мне? За что? 
Нужно либо выработать тактику спокойной обороны, либо самому идти в нападение. Первый способ уже не раз был опробован и не приносил должного результата.
Если ты – стена, то об тебя будут бить мячом сколько угодно, полагая, что ты всё равно ничего не чувствуешь.
- Что поделать, Юу, я же под твой уровень пытаюсь подстроиться, - ответил я гитаристу. Тот состроил звериный взгляд.
Вот так, с первого раза – и по самому уязвимому месту. Для Широямы музыка – это всё. Это его жизнь. И по его же собственным словам, если он когда-нибудь перестанет играть, то умрёт через неделю. Конечно, ему крайне неприятно слышать необоснованную критику в адрес его игры. Как и мне. У нас одинаковое отношение к музыке.
- Да тебя замечают только потому, что я всё время рядом кручусь, - огрызнулся Аой.
- Благодарю, дорогой друг, ты оказываешь мне величайшую услугу, - я улыбнулся.
- Друг? – в ответ раздался смех Широямы, - Какие у тебя вообще могут быть друзья? Нет у тебя друзей и не будет никогда.
Я вдохнул воздух и на миг задержал дыхание, закрыв глаза. 


POV Аоя
А может, и не надо было так говорить. Тогда Уруха не кинул бы свою гитару на диван и не ушёл бы с базы стремительным шагом. 
- Юу, - Руки смотрел на меня недобрым взглядом, - Зачем?
- Что «зачем»? Он первый начал, - какие ко мне претензии?
- А ты в детском саду? – не унимался Таканори.
- И вообще-то, первым начал ты, - Рейта подлил масла в огонь.
- Да что вы так за него беспокоитесь? – удивлённо спросил я, - Никуда он не денется. Погуляет и обратно придёт. А пока будем репетировать без него. Вон, вокалиста у нас сегодня тоже нет, и ничего, живы до сих пор.


POV Урухи
«Надо было что-то сказать, ответить ему как-нибудь. Повёл себя, как идиот», - с этими мыслями я быстро шёл по улице в неизвестном направлении. 
Сейчас мне нужно успокоиться. 
Что для это сделать?
Кофе. Я хочу кофе со сливками. Сейчас найду какое-нибудь небольшое кафе. 
Кафе… Здесь недалеко находится то заведение, где мы были недавно с Ао.
Ао. Точно. Нужно ему позвонить.
Я достал телефон из кармана джинсов, подумав, что не зря я не ношу мобильник в куртке. Её-то я оставил на базе. Потом заберу.
Не обращаясь к телефонной книге, я по памяти набрал номер. После нескольких гудков я услышал на другом конце голос, который тут же привёл моё душевное состояние в равновесие.
- Ты сейчас дома? – спросил я у Ао.
- Э… - он был несколько удивлён такому вопросу, - Да, вот только что пришёл… А что?
- Можно я к тебе приду?
- Что-то случилось? 
- Нет. То есть да… То есть не совсем. Так к тебе сейчас можно?
- Конечно… Есть, на чём адрес записать?
- Диктуй так, я запомню.
Ао сказал мне свой адрес, после чего я поймал такси и поехал к его дому.
Когда мужчина открыл мне дверь, было видно, что он рад меня видеть, но в то же время, он был немного озадачен мои внезапным звонком.
- Ну… Вот, - он окинул взглядом свою квартиру, как бы говоря «Чувствуй себя, как дома».
Квартира была маленькой. Очень маленькой. Комната вмещала в себя спальню, гостиную, прихожую и кухню. Обои неприятного бежевого оттенка с каким-то незначительным рисунком кое-где были ободраны и оголяли серые холодные стены. На стопке книг, представлявшей собой подобие стола, стоял чёрный ноутбук. 
- Извини, думаю, это совсем не то, что ты привык видеть, когда приходишь к кому-то домой, - было видно, что ему неловко, - Но зато благодаря тому, что снимаю дешёвую квартиру, я могу позволить себе покупку дорогого фотоаппарата. Садись, - Ао указал на маленький двухместный диван.
- Ты спишь на нём? – я сел и тут же почувствовал, какой он жёсткий и неудобный.
- Да, он раскладывается. Правда занимает почти всю комнату, но утром можно открывать дверь почтальону, не вылезая из постели, - он усмехнулся, - Будешь чай?
- Нет, нет, не хочу тебя утруждать.
- Не думай, что я бедный. Уж чаем-то меня жизнь не обделила, - в голосе Ао послышалась обида.
- Что ты, я вовсе не имел ввиду ничего такого, - правда же не имел, - Просто я свалился, как снег на голову, и действительно не хочу тебя утруждать.
- Как хочешь, - он подошёл и сел рядом, - Так почему ты ушёл с репетиции?
И вот тут-то меня прорвало…
- Знаешь, он ведёт себя так, будто весь мир вертится вокруг него. Считает, что ему всё позволено, что он божество какое-то, которое имеет право вымещать своё плохое настроение на ком попало, а все должны молчать и внимать его словам, - я выпалил это на одном дыхании.
- Аой? 
- Как ты догадался? – удивлённо спросил я.
- Не знаю, почему-то сразу это понял. Он один у вас вроде такой мрачный и неприветливый.
- Мрачный? Не-е-ет, - я вспомнил его улыбку, его смех… - Просто характер дрянной. 
- Значит, Аой считает себя богом? А ты? – Ао сидел рядом, уставившись в одну точку на полу.
- Ну, не без этого… Бывают моменты, когда думаешь, мол, да, я бог. По-моему, это чувство присуще многим профессионалам своего дела.
- Но не каждый профессионал своего дела станет вести себя, как идол, чтобы ему поклонялись. Не каждый чувствует в этом потребность, - он встал с дивана и подошёл к окну.
- Почему тебя это так волнует? В конце, концов, это личное дело каждого.
- Иди сюда, - сказал Ао, открывая оконную раму, - Ну, иди, иди.
Я подошёл к нему и выглянул в окно. Да… Хоть квартира и не блещет красотой и уютом, но вид из окна просто шикарен.
- Посмотри вниз.
Я немного перегнулся через подоконник.
- Что ты видишь? – спросил Ао, но, не дав мне ответить, продолжил сам, - Ты видишь толпы людей внизу. И вот эти люди, пускай и не все, но очень многие, готовы трупами лечь, лишь бы обнять своих любимых музыкантов. И тебя, кстати, в том числе. Все эти девочки, которые по тебе сохнут, засыпают и просыпаются, разглядывая твои фотографии, висящие у них над кроватями. По-твоему, это хорошо?
- А что здесь плохого? – я прикрыл оконную раму, - Может, я чего-то не понимаю, так объясни мне.
Ао стоял, долго подбирая слова. 
- Не знаю, - наконец сказал он со злобой в голосе, - Просто меня это бесит.
- Видишь, ты сам не можешь объяснить причину своей ненависти. Скажи… а я тоже тебя раздражаю?
- Не говори ерунды. Если бы ты меня раздражал, ты бы сейчас в моём доме не находился. Кстати, - он подошёл к ноутбуку и, сев обратно на диван, разместил его у себя на коленях, - Я тебе фотографии обещал показать.
Настроение Ао быстро приобрело положительную окраску. Он показывал мне свои работы, заодно объясняя, как добился того или иного эффекта. 
- А вот это – та самая стройка, на которую я хотел тебя позвать, - он открыл папку со множеством мрачных фотографий, - Я облазил там всё, что только можно. Например, это…
- Подожди… Это тоже фотография со стройки? – я смотрел на экран и не верил своим глазам.
- Ну, да, - Ао слегка замялся, - Это подвал. Там, кстати, крысы водятся.
- Далеко она находится? – я не отрывал взгляда от фотографии.
- Нет… А в чём, собственно, дело?
Даже не знаю, как объяснить ему, что я увидел то самое место, которое преследовало меня с детства в ночных кошмарах…

 

Часть 6. Глаза страха

POV Аоя
Уруха не вернулся. Мы репетировали ещё в течение четырёх часов, но лид-гитариста так и не дождались. Корявая репетиция, конечно, получилась. Руки постоянно давил на моё чувство вины своим охрипшим голосом. 
Я не могу объяснить, откуда во мне эта потребность – всячески задевать Кою, делать так, чтобы ему становилось неприятно и даже больно. Неужто я такой изверг? Хахах… Или подобное поведение присуще всем эгоистам?
- Он куртку свою забыл, - Кай взял с дивана чёрную кожаную куртку Урухи.
- И плевать, завтра заберёт, - я в своём репертуаре.
- Вот взял бы и отнёс, - осуждающим тоном сказал Таканори.
Да-да, сейчас возьму и понесу, как же. Доставлю прямо на дом. Получите-распишитесь.
Тем не менее, я, к удивлению остальных, не сказав ни слова, взял у Кая куртку и, попрощавшись со всеми, вышел с репетиционной базы.


POV Урухи
- Ты действительно не шутишь? – Ао, как и я, смотрел на фотографию подвала, - Они же все одинаковые, ты мог просто перепутать.
- Нет, я точно знаю, что это тот самый, - ответил я, - И он навевает страх. Даже сейчас.
- Страхи… - Ао немного опустил глаза, - Чего ты боишься, Кою?
- Осуществления того, что видел в своих снах, например. Думаю, что это было бы самое жуткое, что только можно себе представить. Но война, падающие самолёты… это вряд ли осуществится. А вот что касается того мрачного места… Да оно ещё и недалеко отсюда, как ты говоришь…
- Мне раньше снилось, что я падаю с большой высоты. И казалось, что это вот-вот должно произойти в реальной жизни. Я стал по-настоящему бояться, избегать тех мест, откуда можно упасть. А потом… просто залез на крышу и сел на краю, свесив ноги. И знаешь, страх испарился. 
- Ты намекаешь на то, что мне тоже нужно побывать там, где, судя по снам, меня поджидает опасность?
- Почему бы и нет? – возможно, он прав… - Посмотри в глаза своему страху.
Ао сидел рядом со мной и явно о чём-то думал. О чём-то очень серьёзном, потому что его лицо немного нахмурилось.
- Пойдём туда сегодня? – предложил я, - Прямо сейчас.
- Сейчас? – он округлил глаза от неожиданности и снова задумался, - Нет… Нет, не сейчас…
- Тогда завтра.
- И не завтра. Нет, нет, точно не завтра. Думаю, на следующей неделе будет в самый раз.
Так долго ждать… Но я не хочу быть эгоистом, как Аой. Ао работает, да и я тоже без дела не сижу.
- А вдруг стройку возобновят?
- Осенью? Когда идут дожди? Сомневаюсь, - он усмехнулся, - Расслабься, успеем ещё сходить. Да и фотоаппарат к тому времени из мастерской заберу.
- Ладно… Мне, наверное, пора, темнеет уже, - я посмотрел на сгущающиеся сумерки за окном. 
- Я провожу тебя, заодно прогуляюсь, - Ао встал с дивана и начал надевать довольно потрёпанные тёмно-синие кеды, - Кстати, - он посмотрел на меня, - Не холодно тебе в одной футболке? 
- А?.. Не-е-ет, я вроде как… закаляюсь, - надо завтра забрать свою куртку с базы.
- Ну, это дело благое, - сказал Ао, пожав плечами, - Пошли.


POV Аоя
Я не спешил. Не очень-то хотелось придти к Урухе и не застать его дома, а потом идти обратно с плохим настроением. И кстати, я сам толком не понял, зачем вообще к нему иду.
«Эй, Кою, я тут куртку твою принёс, не забывай в следующий раз», - так что ли? Или как? А, ещё улыбнуться по-дружески в довершение картины.
Приду, молча отдам и уйду.
Вон его дом.
Я приближался к внушительных размеров высотке. Вечер уже опустился на город. Город зажёг свои огни. Красиво, конечно, но я не люблю присматриваться к тому, что творится вокруг, просто нет такой привычки. Мне кажется это скучным и каким-то уж слишком романтично-розовым занятием. Вот Уруха – он да, любит это делать. А ещё описывать увиденное вслух. Я не раз предлагал ему заделаться в поэты-писатели, но он лишь отмахивался от этого перспективного предложения.
Ха, не зря я шёл медленно: Кою и сам только что подошёл к своему подъезду. И не один, вроде. Мужчина какой-то… Неужели мне выпала честь узреть его нового друга? Ну, тогда я даже не жалею, что проделал такой путь.


POV Урухи
За время, проведённое в пути, мы с Ао успели поговорить о многом. Правда он иногда выпадал из диалога, потому что глубоко о чём-то задумывался. На мои вопросы по этому поводу он отвечал лишь «Да ерунда всякая в голову лезет, бывает же такое».
И всё-таки он замечательный собеседник и хороший человек. Честный, искренний… Именно таких людей, как он, мне не хватало в жизни.
- Смотри, к нам кто-то идёт, - мы стояли возле подъезда, когда Ао заметил мужчину, приближающегося к нам. В свете уличного фонаря я узнал Юу, чему немало удивился.
- Я отойду на минуту, извини, - Ао достал из кармана мобильник и, смотря на его экран, быстро отошёл на несколько метров в сторону.
- Держи. Твоё, - Широяма протянул куртку, забытую мной сегодня на базе. 
Наверное, кто-то из наших заставил Юу принести её мне. Потому что вид у него был слегка обременённый и недовольный.
- Спасибо, - я взял свою вещь и посмотрел на гитариста, - Спасибо.
- Дважды «на здоровье», - ответил он, - А это что, твой новый друг? – Юу кивнул в сторону Ао, который стоял, повернувшись к нам спиной.
- Да.
Широяма издевательски ухмыльнулся. Одна такая ухмылка была в десять раз неприятнее, чем все его обидные слова.
Зачем он вообще пришёл?
- Не буду окончательно наглеть и просить тебя нас познакомить, - сказал гитарист, - Завтра с репетиции не убегай. Некрасиво это как-то.
Он развернулся и пошёл прочь. Я до последнего момента надеялся, что он попросит прощения за свои слова. 
Юу? Попросит прощения? Смешно, да… Ну, или хотя бы в глазах его прочитать какой-то слабый налёт вины – уже было бы неплохо.
Я смотрел ему вслед, ни о чём не думая. Не было ни мыслей, ни эмоций… Может, мои безответные чувства к нему уже начали сходить на нет? В таком случае, я обязательно должен отметить сегодняшний день в календаре.
- Кою… - Ао подошёл сзади и положил руку мне на плечо.
Я обернулся. 
Передо мной снова стоял Широяма. Точнее, практически его копия. Но эта копия, как ни странно, была намного лучше оригинала. Юу, наверное, удивился бы, увидев свою внешнюю схожесть с моим новым другом. 
- Он совсем мне не нравится, - сказал Ао, - Я даже испытываю к нему ненависть.
- Ненависть? К Аою? У тебя-то какие причины для этого?
- Он строит из себя какого-то народного героя. Возомнил себя идолом, я ощущаю это даже на расстоянии. Он не друг тебе, Кою, и не нужно так смотреть ему вслед. Лучше смотри на меня…
Ао притянул меня к себе и крепко обнял. В тот момент я почувствовал, что успокаиваюсь. 
Да… 
Сегодняшний день будет обведён мной в календаре ярко-красным цветом.


POV Аоя
Завернув за тёмный угол дома, я остановился. Очень не вовремя этот парень отошёл от Урухи, а ведь так хотелось на него взглянуть. А может, ещё не всё потеряно?
Я прислонился спиной к холодной стене и осторожно выглянул из-за угла. Шпион из меня никакой, но любопытство брало верх.
Он что-то говорит Кою. А тот стоит, неслабо расстроенный. Не из-за меня ли? Хотя с чего бы вдруг.
Обнял Уруху. Моего Уруху! Моего лид-гитариста! 
Что я несу?! 
Нашего. Конечно же, нашего. Взыграло чувство собственности.
Значит, Кою сбегает с репетиций, проводит день неизвестно где, а по вечерам с этим типом обнимается, так что ли?
Я настолько сильно сжал челюсть, что стало больно от напряжения.
Сейчас я дождусь, когда он будет проходить мимо, схвачу его за горло и посмотрю в глаза бесстыжей сволочи, из-за которой наш концерт может полететь ко всем чертям.
Но мимо меня он не пройдёт. Они с Урухой вошли в подъезд. 
Что ж.
В следующий раз.

 

Часть 7. Побег от себя самого

POV Аоя
…Ищу тебя. Где ты? Что с тобой случилось?
Лужи под ногами. Запах сырости насквозь пропитал прохладный воздух.
Кого я ищу? 
Я не знаю.
Но он должен быть где-то рядом.
Крики. Чужая боль.
Это ловушка…
Я проснулся в холодном поту. Сон был не совсем отчётливым, каким-то мутным и чересчур тёмным. Но эта неясность не делала его менее реалистичным. 
Кошмары… Я снова не выспался…
Провёл рукой по уставшему лицу. 
Сегодня больше не смогу уснуть. Да и некогда. Рассвет за окном…


POV Урухи
- Кажется, я опять спал дольше всех, - Ао вошёл на кухню, где я уже соображал на двоих завтрак.
Вчера я настоял на том, чтобы он остался ночевать у меня дома. Большую часть ночи мы провели в разговорах на различные темы, а под утро всё-таки легли спать. 
«Что ты на меня так смотришь?» - смеялся он ночью, когда я рассматривал его лицо, приглушённо освещённое настольной лампой. Не так давно на этом же месте сидел Широяма и увлечённо рассказывал о потрясающего вида гитаре, которую он собирается приобрести.
- Завтракать будешь? – спросил я у Ао.
- Я…
- Будешь.
Он засмеялся. 
- Ладно, ладно, ты же здесь хозяин, пусть будет по-твоему. Кстати, я вчера не сказал: у тебя красиво, - Ао окинул взглядом кухню.
Не так уж и красиво… По крайней мере, этот интерьер – не совсем то, что я хочу видеть в своём доме. Хочу больше асиметрии, больше неправильных, причудливых форм. И мечтаю приобрести большую картину со множеством мелких деталей, которые можно рассматривать вечно.
- Какие планы на сегодня? Целый день будешь на репетиции?
- Скорее всего, да, - и это отягощает, если честно, - А ты чем планируешь заниматься?
- У меня выходной, - ответил Ао, - Наверное, никуда сегодня не пойду. Приходи ко мне, как только сможешь.
Приду, не сомневайся.


POV Аоя
Силы, высосанные почти до дна, не хотят возвращаться.
Нервы.
Какие-то отрывистые мысли. Упорное нежелание держать в руках гитару, да и вообще что-то делать. 
Надо.
Мы, как всегда, проводили время на репетиционной базе. Голос Руки почти восстановился, но иногда всё же давал сбой, поэтому приходилось прерываться.
Уруха снова и снова набирал чей-то номер. Наверное, того парня, которого я вчера мечтал прикончить, наблюдая за тем, как он обнимает Кою. Отвратительно. Я сам себе отвратителен. Не могу справиться с непонятными мыслями, посещающими мою голову последние несколько дней. И даже не знаю, в связи с чем они у меня возникают.
- Всё, - Таканори окончательно сорвал голос, - Не надо было сегодня браться за микрофон. Извините меня.
- Отлично! Ну, и давайте закончим на этом! – я кинул гитару на кожаный диван. 
Раздражение…
- …да, давай я прямо сейчас приеду, жди меня, - Кою не выпускал из рук телефон. Это тоже раздражало. 
Сегодня не наш день. И не мой в особенности.
- Ты куда? – удивлённо спросил Рейта, когда Уруха проходил мимо него к выходу с базы.
- Я вернусь скоро, - ответит тот.
Вернётся он, как же. Ну, уж нет. 
Я тоже пошёл к выходу.
- А ты куда? – в голосе Рейты читалась печаль, - Блин, ну куда вы все разбегаетесь-то?
Ничего не ответив, я быстро вышел в коридор. 
Уруха. 
Я побежал за ним. Не знаю, зачем мне это было нужно. Пусть катится на все четыре стороны, в конце концов, другого гитариста найдём. 
Я догнал его и схватил за плечо. Кою вздрогнул от неожиданности, остановившись возле двери в туалет. Я грубо схватил его за одежду и толкнул туда. Прижал к белой кафельной стене. 
Злоба.
Ярость.
- Какая же ты… ШЛЮХА! – я с размаху ударил его по щеке. След от моей ладони растёкся неровным белым пятном, которое тут же покраснело.
Кою молча стоял, отвернувшись и закрыв глаза.
- Что у тебя с этим человеком?! Кто он тебе?! Почему ты постоянно к нему сбегаешь?! – я потряс его за плечи, пытаясь вызвать хоть какие-то ответные эмоции.
Уруха прошептал что-то, но я не расслышал слова.
- Повтори! Громче!
Он сказал это снова. Точнее, буквально выкрикнул. Но смысл его слов я понял не сразу...


POV Урухи
У Таки снова проблемы с голосом. Очень жаль, мы ведь так хорошо сегодня начали… Аой уже злится. Сейчас попытается выместить на мне свою агрессию.
Что с ним? Раньше он не был таким. Характер у него не сахар, так было всегда, но не до такой же степени. А если спрошу – пошлёт, об этом не трудно догадаться.
Я достал телефон и набрал выученный наизусть номер Ао. Трус, да, пусть так. Но лучше я сейчас убегу к тому, кто меня ждёт, чем буду сидеть здесь и выслушивать в свой адрес оскорбления, опускающие моё достоинство ниже плинтуса.
- Ао, привет ещё раз. Ты ведь дома, да? Можно я приду?
- Можно, конечно, ты же знаешь, - ответил он, - Прямо сейчас собираешься придти?
- Скорее всего да, давай я прямо сейчас приеду, жди меня, - я убрал телефон и, накинув куртку, пошёл к выходу. Нет, нет, я ещё вернусь сегодня. Но сейчас мне лучше уйти.
Я прикрыл дверь и пошёл по длинному коридору. В голове лишь одно желание: бежать. Бежать как можно дальше. И дело даже не в Юу и его поведении. Дело во мне. Это со мной что-то происходит.
Кто-то схватил меня за плечо и резко развернул. 
Я увидел перед собой Широяму, яростно раздувающего ноздри. Что тебе нужно?
Он толкнул меня в сторону, и я чуть не упал, налетев на дверь, которая тут же открылась. Аой прижал меня к стене. Внутри у меня тоже всё кипело, но внешне я оставался спокоен. 
- Какая же ты… ШЛЮХА! – он ударил меня по лицу. 
Боль. На миг щека онемела. 
Я не хотел его видеть, поэтому стоял, отвернувшись. Отойди от меня. Уйди прочь из моей жизни и больше никогда в неё не возвращайся. 
- Что у тебя с этим человеком?! Кто он тебе?! Почему ты постоянно к нему сбегаешь?! – Широяма тряс меня за плечи своими грубыми руками.
- Он похож на тебя…
- Повтори! Громче!
- Он похож на тебя! – крикнул я в лицо Юу.
Он остолбенел. Я убрал его руки со своих плеч и вышел из туалета, громко хлопнув дверью. 
Сейчас я встречусь с Ао. А для Широямы больше нет места в моей жизни. Перегорело. 


POV Аоя
Какое-то время я оставался на месте, не в силах шевельнуться. Мысли в голове давили друг друга, создавая полнейший хаос. 
Что всё это значит, Кою?..

 

Часть 8. С небес - на землю

POV Урухи
Душа наполнилась холодом. Это не обида, мне просто стало всё равно. У кого-то на обретение равнодушия уходят месяцы и даже годы, а у меня это случилось в один миг.
Не хотелось долго идти пешком. Не хотелось машинально смотреть на лица прохожих и вообще разглядывать окружающий мир. Я поймал такси и сказал водителю нужный мне адрес.
Когда Ао открыл дверь, я сразу почувствовал ненависть, исходящую от него.
- Что, опять это божество что-то тебе сделало? – спросил он, когда я вошёл, - Можешь даже не отвечать, я всё по голосу в телефонной трубке понял. Когда ты уже поставишь его на место? Почему ты терпишь эти издевательства?
- Мы в одной группе, - я сел на жёсткий двухместный диван.
- И сильно тебе нужна такая группа? – Ао был в ярости. Не сказал бы, что это было адекватное поведение.
- Всё в порядке, - спокойно ответил я, - Мне уже всё равно. Я ничего не чувствую к нему.
- Всё равно ему, - огрызнулся, - Постой… Что значит «ничего к нему не чувствую»? А ты чувствовал что-то?..
- Было дело, что скрывать, - сам себе поражаюсь, насколько равнодушно я теперь об этом говорю, - Но теперь нет смысла об этом говорить.
- А он к тебе? – Ао уставился в одну точку на полу, - Он что-нибудь к тебе чувствовал?
- Не знаю, может, презрение, - я усмехнулся. 
- Убивать таких надо, - снова ненависть, - Долго и мучительно.
- Ао, ты меня пугаешь… - от его слов, да ещё и сказанных с такой интонацией, по моему телу пробежали мурашки.
- Кстати, завтра утром я забираю фотоаппарат из мастерской, - он быстро сменил тему, - А днём можем пойти на стройку, как ты на это смотришь? Или у тебя завтра тоже репетиция?
- Нет. Никакой репетиции не будет. Пойдём на стройку, - я соврал… Конечно, в свете предстоящего концерта репетиции должны быть почти каждый день, и завтра – не исключение.
Но завтра я туда не пойду. Послезавтра – да. Но не завтра.


POV Аоя
Сумерки опускаются на город. 
Я сижу на подоконнике возле открытого нараспашку окна и выдыхаю сигаретный дым, растворяющийся в сыром осеннем воздухе. Надоевший запах дыма смешивается с ароматом дождя. 
Надо бросать курить… Сколько раз я себе это говорил…
Прикончив третью по счёту сигарету, я потушил окурок в рядом стоящей пепельнице. 
Смейся надо мной, октябрь. Смейся над ничтожным «богом».
Кажется, я поступил действительно глупо… И сейчас моё упёртое эго всё-таки уступило какому-то иному чувству. Но это не было чувство вины, нет. Это что-то другое, в чём мне ещё предстоит разобраться.
Рядом с пепельницей лежал мобильный телефон, которой я уже несколько раз хотел взять в руки, но останавливал себя. 
Надо.
Я набрал номер, но большой палец предательски завис над кнопкой «Вызов», не желая её нажимать. Просто один звонок. Просто один раз поговорить. Но то, что кажется таким простым, на деле оказывается самым сложным.
Сбросив набранный номер, я положил телефон обратно на подоконник и слез с него. 
Пойду спать. А разговаривать буду завтра. И не по телефону.


POV Урухи
Ночевать я остался у Ао. Не такой уж и неудобный этот диван, разве что вдвоём на нём тесновато, но я не привередливый. 
Перед тем, как лечь спать, мы смотрели фотографии, которые Ао не успел показать мне в прошлый раз. На фотографиях были девушки и парни, выступавшие в роли моделей. Почти все фото – мрачные, кровавые, правда есть парочка довольно светлых и радостных фотосессий со свадеб. Не выдержав долгие уговоры Ао, я согласился как-нибудь принять участие в подобных съёмках.
Понравились также фотографии, на которых моделям накладывали грим. Меня всегда восхищала работа визажистов, они ничем не уступают художникам, рисующим картины на холстах.
- Значит так, сейчас я иду в мастерскую за фотоаппаратом, а потом мы с тобой пойдём гулять на стройку, - сказал Ао, надевая обувь.
- Я могу сейчас пойти с тобой.
- Нет, ты лучше здесь пока посиди. Можешь журналы полистать, книжек у меня много, на крайний случай – пасьянс на компьютере имеется, - усмехнулся он.
Мне было немного неловко оставаться одному в чужой квартире. Но если Ао так удобно, то пусть будет так. 
Когда он ушёл, я принялся рассматривать корешки книг, сложенных в стопки у дивана. Довольно разнообразно, при этом видно, что человек собирал всё это не просто для того, чтоб было. 
Он по-настоящему заинтересовал меня своей профессией. Я сотни раз был на фотосессиях, но ещё никогда не заглядывал в работу фотографа изнутри. 
На компьютере у Ао есть множество программ для работы с графикой, о которых он не раз упоминал в разговоре. Мне тоже хотелось бы научиться.
Я прождал своего друга около двух часов. Наши уже наверняка собрались на репетиционной базе и гадают, где же носит лид-гитариста. А Юу злится. Я, кажется, чувствую это даже на расстоянии. Но, как ни странно, мне абсолютно всё равно.
- Всё, я пришёл, - сказал Ао, когда я открыл ему дверь, - Ох, и хорошо же, что ты не пошёл со мной!
- Это почему?
- А я Широяму вашего видел. Топтался у твоего подъезда возле домофона. 
- Возле домофона… - я задумался, - А что ты делал у моего дома?
- Кою, не тупи, у тебя там за углом мастерская находится.
- А-а-а… Так ты в ту самую фотоаппарат отдавал?
- Да, в ту самую. Там профи работают. Смотри, как новенький, - он вынул фотоаппарат из коробки.
- Дорого вышло? – так стыдно, ведь это из-за меня он разбился…
- Пустяки. Ну, что, идём, куда планировали?
- Конечно, - улыбнулся я.
Честно говоря, меня озадачил факт появления Юу возле моего дома. Можно предположить, что за мной его послали остальные, но не думаю, что он бы просто так согласился. Может, ему предложили денежное вознаграждение? При этой мысли я усмехнулся.
- Чего смеёшься? - спросил Ао, когда мы шли вдоль оживлённого шоссе.
- Аоя вспомнил, - я снова усмехнулся.
- Ненавижу его, - зря я упомянул Широяму. Ао снова начинает злиться.
- Перестань, - я попытался его успокоить, - Он такой, какой есть, и его уже никогда не переделать. 
- А хотелось бы?
- Ну… да. Да, хотелось бы.
- И чего именно ты бы хотел? Чтобы он спустился с небес на землю? Перестал чувствовать себя богом и побольше обращал бы внимание на таких «простых смертных», как остальные люди?
- Не без этого, - Ао немного перегнул палку, но смысл верный, - Но я повторюсь, его никогда и никаким способом не переделать.
- Да нет, я думаю, можно что-нибудь придумать.
- Ао, перестань, - этот разговор уже начинал отягощать, - Мне всё равно, какие у него личные качества. Мы просто в одной группе.
- А мне не всё равно, - он точно перегибает палку. В глазах Ао блестел огонёк ярости, который вот-вот может перерасти в настоящий пожар.
Сейчас он ещё больше похож на Юу…


POV Аоя
Репетиция не задалась. Придя на базу, мы все переругались и разошлись по домам, но предварительно всё же договорились, что завтра подобного не допустим.
Я пошёл в Урухе. Догадываюсь, почему сегодня он пропустил репетицию… Всё из-за меня, это я виноват. А с этими мыслями трудно поддерживать репутацию эгоиста.
Но Кою дома не оказалось. А может… просто не хотел подходить, когда я названивал в домофон.
Если завтра он не явится, я снова приду к его дому. Я добьюсь того, чтобы он со мной поговорил. И плевать мне, хочет он того или нет.


POV Урухи
Как и предполагалось, стройка была абсолютно пустой. Ни рабочих, ни машин, ни шума. Царила полная тишина.
- Чувствуешь? – спросил Ао, когда мы вошли на территорию и направились к недостроенной высотке, - Здесь так тихо, будто завеса какая-то между городом и этим местом. 
А ведь правда. И это жуткое ощущение.
- Только осторожно, здесь строительного мусора много набросано. Смотри под ноги, - Ао направился к лестнице, ведущей наверх.
- Подожди, разве мы не вниз идём? Подвал ведь находится внизу, - спросил я.
- Сначала пойдём наверх, я хочу показать тебе кое-что, - но я стоял на месте, - Кою, пожалуйста! Ты обязан это увидеть!
- Ладно… Но потом – сразу в подвал, раз уж мы из-за него сюда пришли, - я пошёл по лестнице вверх вслед за своим другом.
Лифта, конечно же, здесь ещё не было, поэтому все этажи мы преодолели пешком. Отличная альтернатива спортзалу. 
Восемнадцатый этаж был ещё даже не начат. Вместо пола – доски, между которыми были широкие щели. А стен у этажа не было вообще. Иными словами, мы находились на временной крыше строящегося здания.
- Будь осторожнее, - Ао переступал с доски на доску, перешагивая через щели, - Если что – падать отсюда высоко, - он подошёл к самому краю и сел, свесив ноги, - Ну, чего встал? – спросил он, обернувшись, - Иди сюда.
Я осторожно подобрался к Ао и сел рядом с ним. Сильный холодный ветер растрепал мои волосы.
- Как ощущения? – спросил он, улыбаясь.
- Невероятные, - это действительно было так, - Слов нет… Такое чувство, что сейчас расправишь крылья и полетишь.
- Вот! – Ао хлопнул в ладоши, - Значит, ты меня понимаешь.
Волшебные моменты. И совершенно никакого страха, что сейчас упадёшь и разобьёшься насмерть. Такого просто не может быть. Именно сейчас, а вовсе не на сцене, чувствуешь себя богом.
- Ох, ты как-то сказал, что любишь неправильные формы… Значит, тебе должно это понравиться, - Ао обернулся и куда-то посмотрел. Я сделал тоже самое.
Над горизонтом поднимался густой серо-чёрный дым. Его объёмные клубы причудливо закручивались, постепенно смешиваясь с осенними облаками, полностью покрывавшими небо.
- Вдруг там случилось что-то страшное… - я не мог оторвать взгляда от этого дыма.
- Об этом мы сможем узнать только из выпуска новостей, - пожал плечами Ао, - Сколько мы здесь уже сидим? Темнеть скоро начнёт. Пойдём в подвал, за этим же сюда пришли.
Мы встали и направились к лестнице, ведущей вниз. Я смотрел под ноги, чтобы не упасть, но в то же время снова и снова поднимал взгляд на тот тёмный дым. Он завораживает. Он прекрасен. Но вместе с тем, это очень страшная и жестокая красота.
- А вот это – мой маленький секрет, - Ао достал ключ из сумки и, светя фонариком, вставил его в увесистый замок, висящий на двери подвала, - Замок мой. Старый был спилен.
- Но зачем ты повесил новый?
- Не знаю, - усмехнулся он, - Может, пригодится. Заходи, - Ао распахнул передо мной дверь.
Я сразу почувствовал это. То самое место, которое преследовало меня во снах. Теперь я убедился окончательно.
- Ну, и как? – мой друг освещал фонариком мрачное помещение. 
Холодные тёмные стены, запах сырости… Всё, как в моём сне.
- И это тоже мне снилось, - я указал на камень, лежащий в углу, - Поразительно… Сходство в таких мелочах…
- Вот это? – спросил Ао, подняв с пола камень, - М-да, ну, ты прямо пророк.
- Дай-ка, - я взял у него фонарь и пошёл по периметру подвала. Разглядывать особо было нечего, но я всё же присматривался ко всему, что видел.
- Знаешь, я рассказывал Широяме об этом сне. Но он только усмехался.
- Конечно, это не удивительно, - зря я снова упомянул в разговоре Юу, - Но…
- Что «но»? – я присел на корточки, рассматривая гнилую доску. Кажется, её я тоже видел в своём сне…
Ао молчал.
- Так что «но»? – переспросил я, не оборачиваясь.
- Кажется, я знаю, как спустить нашего «бога» обратно на землю. Причём это будет урок не только ему, но и всем, кто считает себя выше остальных.
- Хахах… - Ао точно перегибает палку, но это даже забавно, - И что же ты придумал? По голове его огреть чем-нибудь тяжёлым, авось, выветрится?
- По голове… Но не его.
- Что?.. – я не успел обернуться.
В фонарике погасла лампочка.
Или… это моё сознание погрузилось во мрак…


POV Аоя
- Кою! – я резко сел на кровати, проснувшись.
Снова кошмары… Даже днём, когда я, пользуясь случаем, решил выспаться… 
Сердце колотилось в бешеном темпе.
На спине выступили капли холодного пота.
Как же всё реалистично…

 

Часть 9. Это был не сон

POV Аоя
Не отвечает. Его телефон не отвечает. Сначала шли гудки, а потом он его просто выключил, чтобы я не названивал. Неужели я сказал что-то настолько ужасное, что Кою даже трубку брать не хочет?
Минут двадцать я стоял в коридоре и соображал, стоит ли к нему идти. Но сейчас вечер, уже стемнело, полагаю, что он должен быть дома.
Будь, что будет.
Такси долго ловить не пришлось: их в любое время суток полным-полно вокруг. 
Что-то угнетало, съедало меня изнутри. Я обязан с ним поговорить. Прямо сейчас. Я добьюсь этого разговора.
Но на звонки в домофон тоже никто не реагировал… Я снова и снова набирал номер его квартиры, но Уруха и не думал подходить. От отчаяния я с силой ударил кулаком по металлической двери подъезда. Через секунду дверь открылась, и из подъезда вышла невысокая пожилая женщина. Я знаю её, она соседка Кою, живёт на его этаже.
- Ты чего стучишь-то, когда домофон есть? – спросила она.
- Скажите… - чёрт, не помню, как её зовут, - Ваш сосед, Кою Такашима… Вы его не видели сегодня?
- Нет, не видела, - ответила женщина, - Нет его дома, и вчера не появлялся.
- Откуда вы знаете?
- Так у нас же слышимость какая. А у него дверь захлопывается так, что на три этажа слышно. Но ни вчера, ни сегодня дверь не хлопала, нет. 
- Странно…
Я смотрел вслед этой женщине и думал, что она просто ошиблась. Просто не расслышала приход Кою домой. Иначе где он ещё может быть? Разве что у своего нового друга, но я даже не знаю, как его зовут, а уж где он живёт – тем более.
Так и не выполнив то, что собирался, я шаркающей походкой пошёл к себе домой…


POV Урухи
Темно. 
Я ничего не вижу.
Голова раскалывается. Эпицентр боли находится в районе затылка. 
Где я?
Руки онемели. 
Закрываю глаза. Открываю снова. Ничего не меняется: всё та же тьма вокруг. Запах сигаретного дыма пронизывает сырой воздух. Это сон? Снова тот кошмарный сон, который преследовал меня столько лет? Я хочу проснуться. Не хочу видеть его опять.
Яркий свет ударил прямо по глазам. Я машинально закрыл их и отвернулся от источника света. Чьи-то холодные пальцы нежно провели по моей щеке, отчего по телу побежали мурашки. Я неровно задышал.
- Я ещё даже ничего не начал делать, а тебя уже трясёт, - усмехнулся знакомый голос.
Юу?.. Нет, не он, Широямы здесь нет… Ао?.. Это ты? Но такого не может быть…
Попытавшись шевельнуться, я почувствовал покалывание в кистях рук. Они так затекли, что каждое движение приносило болезненные ощущения. 
- Отпусти меня, - я снова шевельнул руками. Сознание начинало возвращаться.
- А что мне за это будет? – голос Ао был ненормально спокойным.
- Всё, что захочешь.
- Не-е-ет, - сказал он. Не открывая глаз, я почувствовал его дыхание над ухом, - То, что я хочу, можно получить, лишь сделав это. На твоём месте должен быть Широяма, но мне до него так просто не добраться. Знаешь… я до последнего момента думал, стоит ли мне делать это с тобой, но внезапно – бах! – переклинило, представляешь. Буквально за одну секунду я придумал этот простой план.
- Что ты собираешься делать? – я всё ещё верил, что это страшный сон. Просто сон. И я вот-вот проснусь.
- Увидишь, - ответил Ао и медленно прошёлся языком по моей шее. 
Дрожь.
Ещё вчера я находился у него в квартире, смотрел фотографии и слушал интересные рассказы о его профессии, а сейчас – сижу в сыром грязном подвале с поднятыми вверх руками, туго обмотанными верёвкой в запястьях. 
Я изо всех сил дёрнул верёвку, но она была закреплена где-то вверху. 
Страх. Паника нарастала мучительно медленно, застревая твёрдым комом в горле.
Глаза привыкли к свету фонаря, который теперь лежал на полу, создавая своим свечением призрачный полумрак.
- Не дёргайся, - сказал Ао, и в его руке сверкнуло лезвие ножа.
Он начал резать на мне одежду, иногда задевая кожу. Нож был настолько остро заточен, что одного его прикосновения было достаточно, чтобы по телу побежала тонкая струйка крови. Я вздрагивал при каждом ранении. Сейчас моё тело, под влиянием страха, было особенно чувствительно.
Закричать. Позвать на помощь. Сделать хоть что-нибудь, чтобы спасти свою жизнь.
- Можешь даже не пытаться кричать, - сказал Ао, будто ответив на мои мысли, - Вокруг никого нет. Никто не услышит.
Я, как мог, пытался закрыться, прижав свои колени к обнажённому торсу, но понимал, что это не спасёт меня от того, что со мной собираются сделать.
А что он хочет со мной сделать?..


POV Аоя
Я слушал печальную барабанную дробь дождя, снова и снова набирая один и тот же номер.
Отключён…
Кою, отзовись…


POV Урухи
Чувствуя себя беззащитным котёнком, я посмотрел на своего мучителя. Жестокий, безжалостный. И никакие уговоры не повлияют на его намерения.
- А теперь закрой глаза, чтобы было не так страшно, - сказал Ао чересчур ласковым голосом.
Я закрыл глаза и на всякий случай отвернулся.
Удар!
Не знаю, чем, но похоже на плеть. Боль будто прожгла моё плечо насквозь, но я не издал ни звука, лишь прокусил губу, стараясь не закричать. Ведь кто знает, как Ао мог отреагировать на мой крик…
Удар!
Вкус собственной крови на прокусанной губе.
Удар!
И слезы сами собой полились из-под закрытых век.
Боль. Боль, которая не кончалась, а с каждым ударом всё больше достигала своего апогея. 
Красные пятна перед глазами. Я всего лишь хочу, чтобы это оказалось сном…
Когда Ао надоело меня избивать, он присел рядом на корточки и повернул рукой мою голову, заставляя смотреть в глаза. Слёзы продолжали литься по щекам. По телу бежала крупная дрожь.
- Ты… убьёшь меня? – спросил я слабым голосом.
- Не-е-ет, - ответил он, фанатично улыбаясь.
Ао схватил с пола нож, быстрым движением перерезал верёвку, удерживающую на весу мои руки, и, с силой толкнув в плечо, повалил меня на холодный мокрый пол подвала.
Воспользовавшись моментом, я попытался освободить свои запястья, но Ао навалился на меня сверху, прижав к полу. Я слышал звук расстёгивающейся ширинки.
- Лучше убей меня, - сейчас должно случиться то, чего я больше всего боялся. 
Убей меня. Я не смогу с этим жить. УБЕЙ МЕНЯ!!!
- Рано просишь о смерти, - Ао устраивался поудобнее на моих бёдрах, - Ещё в сущности ничего не произошло.
Он грубо схватил меня за волосы и вошёл без всякой подготовки.
Я закричал. Закричал во весь голос. Ещё никогда мне не было так больно. Но дело вовсе не в физической боли, хоть и она была в тот момент невыносима. Я осознавал весь ужас ситуации, и самое страшное, что я не знал, когда закончится это насилие, закончится ли оно вообще или же будет продолжаться вечно.
Он осознанно старался принести мне как можно больше страданий. Похоже, Ао нравились мои крики, потому что я чувствовал, как он довольно улыбается, причиняя мне боль.
Что такое «застывшее время»? Это когда тебя медленно убивают, А ТЫ НИЧЕГО, НИЧЕГО НЕ МОЖЕШЬ С ЭТИМ СДЕЛАТЬ!
Отчаяние.
С каждым разом толчки становились всё энергичнее, отчего я кричал ещё громче.
Пожалуйста… Пожалуйста… Услышьте меня…
- Хватит орать! – он зажал мне рот рукой, продолжая насиловать.
Из глаз непрерывно текли слёзы. В пустом подвале эхом отдавались мои сдавленные всхлипы.
Я умирал. Внутри. Душа корчилась от боли.
Юу… Юу, забери меня отсюда!


POV Аоя
Капель в окна стуки, стуки, надоедливые звуки…
Обещали грозу, но она всё никак не начинается. Я закурил прямо в спальне, немного приоткрыв окно, чтобы не задохнуться от этого осточертевшего дыма.
Какое-то неясное волнение. Пытаюсь разобраться, что со мной происходит.
На душе неспокойно. Как будто случилось что-то страшное.
Убеждаю себя в том, что жду грозу. Давай же, разразись громом, иначе я сойду с ума…


POV Урухи
В очередной раз кончив в меня, он простонал и слез с моей спины.
Сколь часов это продолжалось?.. Ао насиловал меня снова и снова, отвлекаясь в перерывах на сигареты, которые доставал из пачки ленивыми движениями и неспешно закуривал, распространяя по подвалу мутную белую дымку.
Я лежал на холодном полу, не в силах шевельнуться. Губы лихорадочно тряслись, а широко открытые глаза, почти не моргая, смотрели на лежащий неподалёку фонарь.
- Тебе же нравятся причудливые формы? – Ао наклонился и выпустил изо рта струю дыма на фоне источника света. Она закрутилась в беспорядочном танце и быстро растаяла, оставив после себя лишь запах, который я неровно и хаотично вдыхал в лёгкие.
Задумчиво покрутив в руке окурок, он затушил его о моё плечо. Но, кажется, в этот раз я не почувствовал боли. Лишь только сильнее сжался, ощутив это горячее прикосновение к моему страдающему телу.
Ао отошёл от меня и через минуту вернулся с бутылкой воды. Он кинул в неё две белые таблетки, которые, шипя, быстро растворились в воде. 
- Выпей, проспись, - он поднял мою голову, больно взяв за волосы. Хоть в горле и пересохло уже давно, я сопротивлялся, насколько позволяли силы, но он заставил меня отхлебнуть содержимое бутылки, - Какой же ты ничтожный и жалкий.
Перед глазами всё поплыло.
Наконец-то кончатся мои мучения. Наконец-то он убьёт меня…


POV Аоя
Утро. Я так и не смог заснуть этой ночью, не дождавшись грозы. Синоптики здорово ошиблись в своих предсказаниях…
Телефон Урухи так и не стал доступен. Я решил, что нужно пойти к его дому и ждать столько, сколько придётся. Час, два, сутки… да какая разница?! Что-то мне подсказывает, что сегодня он так же, как и вчера, не явится на репетицию. 
Выпив почти залпом две чашки кофе, я пошёл на улицу ловить такси.


POV Урухи
Свет ударил по глазам, как только я их приоткрыл. Снова этот фонарь…
Нет. Это солнце. Оно светило прямо в окно напротив кровати, где я лежал. Белый потолок. Не было ни запаха сырости, ни дыма сигарет. 
Как же я ждал, что проснусь… Это был худший из кошмаров, когда либо снившихся мне. 
Я попытался встать.
Боль. Болело всё тело. Посмотрев на свои руки, я увидел стёртые до крови следы от верёвок. 
Нет… это был не сон…
Меня затрясло от нахлынувших воспоминаний. Я будто вновь очутился в том тёмном подвале. Рассматривая своё искалеченное тело, я снова и снова переживал каждую страшную минуту, оставившую глубокие шрамы в сознании. И даже домофонный звонок, настойчиво разрезавший тишину моей квартиры, не сразу вернул меня в реальность…

 

Часть 10. Надрыв души

POV Урухи
Он пришёл. Опять. И сейчас снова будет истязать меня.
Не подходить, не отвечать. Господи, как страшно…
Через несколько минут домофонный звонок стих. Я вздохнул с облегчением. Кажется, пронесло… 
Окинув взглядом спальню, я наконец осознал, что нахожусь у себя дома. Ничто не может угрожать мне здесь, не так ли? Я встал с кровати и пошёл в ванную. Вода имеет свойство смывать весь негатив. И сейчас я снова обращусь к ней за помощью.
Включив душ на полную мощность, я сел, обняв руками колени. Прохладная вода била по мне сверху, создавая подобие массажа, и постепенно прогоняла прочь все болезненные ощущения. Мокрые волосы прилипли к лицу. Я сидел, закрыв глаза и стараясь ни о чём не думать. 
Снова эти воспоминания…
Я ещё сильнее обнял свои колени. Вода живительными потоками смывала солёные дорожки слёз. 
Вот-вот начнётся истерика.
Держаться…
Слабым движением повернув кран, я выключил воду и вылез из ванной. Зеркало находилось совсем рядом, но я боялся в него смотреть. Хотел пройти мимо, но всё же взглянул на своё измученное отражение. 
Незажившие раны по всему телу. Такое чувство, что они никогда не заживут, как и эти гематомы, уже проявившиеся тёмно-синими пятнами, всегда будут напоминать мне о кошмарном сне.
Это был сон. Всего лишь сон. Всё пройдёт.
Разве Ао не должен был убить меня? Почему он этого не сделал? 
Я вошёл в спальню и снова оглядел свою комнату. Столько света… Но он почему-то меркнет в моих глазах. Все яркие краски и необычные формы вдруг стали тусклыми и такими банальными… Даже белый цвет превратился в выцветший серый… Что это? Нежелание жить?
На тумбочке возле кровати лежал мой мобильный телефон. Ао вернул его? Опять ничего не понимаю…
Неадекватный истерический смех вырвался из моей груди внезапно. Мне стало так смешно, так нелепо осознавать свою ничтожность. 
Боги… 
«…И я говорю не только о себе, но и о всех нас. Взять хотя бы Юу: уж кому-кому, а ему синдром бога знаком. И Урухе, кстати, тоже. Правда ведь, Кою?»
Нет, Така, не правда… Не правда… Во всяком случае, теперь…
Взяв мобильник с тумбочки, я зачем-то включил его, хотя не собирался никому звонить, да и вообще не хотелось ни с кем разговаривать. Через пару минут телефон зазвонил.
Номер незнакомый.
- Наконец-то. Я тебе звоню, звоню, а ты всё никак телефон не включишь. Даже испугался за тебя, не помер ли, - знакомый голос в трубке.
- Юу?
- Не-е-ет, - прошептали на другом конце, - Угадай.
- Ао?.. – я остолбенел. Что ему от меня нужно?..
- Хотел спросить, как ты, - ответил он, - А заодно предупредить, что всё, произошедшее вчера, было заснято на камеру. Понимаешь? Абсолютно всё. Представь, как удивятся твои фанаты, увидев, насколько жалок и ничтожен их бог. А твои друзья? Что они на это скажут?
Я снова засмеялся.
- Идиот, - сказал я сквозь смех, - Тебя найдут и посадят. Неужели ты думаешь, что останешься безнаказанным?
- А мне всё равно, - его голос был абсолютно равнодушным, - Я просто хочу показать всем, какую большую цену платят боги за своё господство.
- Сумасшедший, - я продолжал смеяться.
- История ещё не закончена, Кою. Жди красивой кульминации, - после этих слов он бросил трубку.
Телефон выпал из трясущейся руки.
Не хочу думать ни о какой кульминации. Не хочу сойти с ума. Хотя… кажется, уже сошёл…
Надо лечь спать. Всё пройдёт…


POV Аоя
Конечно, дома я его не застал. Опять где-то пропадает. А приходил ли вообще? Попробую проверить…
Так… Какая у неё квартира? Семьдесят первая?
Я набрал на домофоне номер квартиры соседки Кою – той самой пожилой женщины с хорошим слухом. 
- Здравствуйте, - сказал я в домофон, когда она ответила, - Вы меня, наверное, помните, я спрашивал про вашего соседа Кою. Я ещё в дверь кулаком перед этим ударил. Скажите, он не появлялся?
- Я не справочная, - ответила женщина, - Но Кою твой приходил, да. Дверь хлопала сегодня рано утром.
- Приходил?.. Один?
- Послушайте, молодой человек, - недовольно сказала она, - Я у глазка не ночую и ни за кем не подсматриваю. Так что сам разбирайся, один он пришёл, не один, а ко мне с такими вопросами не приставай.
После этого разговора я понял, что Уруха дома. Но он ведь не может знать, что это именно я пришёл? Тогда получается, что он вообще никому не открывает.
Эй, что происходит?


POV Урухи
Я лежал на кровати и смотрел в белый потолок. Не знаю, сколько дней прошло с того момента, как всё случилось, но мой внутренний мир потихоньку начал успокаиваться…
Я почти не спал, потому что боялся снов. И совсем ничего не ел, потому что одна только мысль о еде вызывала у меня приступ тошноты. А в остальном – полное спокойствие, никаких волнений и переживаний.
Телефон я выключил, чтобы Ао не пытался со мной разговаривать. Включил только сегодня, когда вспомнил о группе и репетициях. Ребята, наверное, искали меня… 
Нужно позвонить.
Я набрал номер Рейты и начал слушать гудки на другом конце.
- Да где тебя носит?! Мы тут все извелись уже! – кричал в трубку басист. Но он не злился. Просто волновался.
- Уезжал, - ответил я, - Вы будете завтра на базе?
«Дай мне его! Дай!» - послышался голос Руки.
- Отстань, - сказал ему Акира и снова обратился ко мне, - Вообще-то, мы и сегодня репетируем. Ну, то есть должны репетировать. Но ничего не ладится, сам понимаешь. Приходи прямо сейчас, пожалуйста!
Сейчас? Проверю, достаточно ли у меня сил…
Я встал с кровати и прошёлся по спальне. Вроде не так уж и плохо.
- Хорошо, я приду. Не уходите никуда, - сказал я басисту.
Переоценивать свои возможности для меня бывает нормальным.


POV Аоя
- Сейчас Уруха придёт, - сказал Рейта, когда я вернулся из коридора. Снова курил, хотя и обещал себе, что брошу. Это нервы.
- Что? – я уставился на басиста, не веря своим ушам, - Ты ему звонил?
- Он сам позвонил только что.
Я смял пачку сигарет в руке. Вот так, значит.
Главное – сдержаться и не высказать ему мысли, бродившие в моей голове все эти дни.


POV Урухи
Нужно как-то скрыть раны.
Я надел рубашку, а сверху - куртку. Не буду её снимать на всякий случай. Как подумаю… нет, нет, они не должны этого знать. Я ничего им не скажу. Пусть это останется тайной. 
Да.
Отлично.
И тёмные очки, чтобы никто не увидел кругов под глазами. И вообще моих уставших, измученных глаз.
Одежда висела на мне мешком. Исхудал… Да как быстро… Противно было смотреть на свои выпирающие рёбра и ненормально худые руки.
Такси уже ждало меня у подъезда. Я спустился и сел на заднее сиденье машины. 
Как непривычно. Жизнь поделилась на «до» и «после», и я понятия не имел, что от этого «после» можно ожидать. Душа сломалась. Надорвалась. Но я должен, как и раньше, продолжать работать, иначе будет просто не на что жить. 
День сегодня очень солнечный. Но я ненавижу ни его, ни вообще эту чёртову жизнь в целом. Она потеряла весь свой необъятный смысл. Теперь – только работа, которая позволит жить. Жить неизвестно для чего…
Подъехав к большому зданию, где находилась репетиционная база, я расплатился с таксистом и, оправив бесформенно висящую куртку, пошёл на встречу со своей группой.
Руки, Рейта и Кай, как один, уставились на меня, не зная, что говорить. Я молча стоял в дверях и смотрел на их ошарашенные лица. Потом прошёл вперёд и так же молча присел на кожаный диван.
Они наблюдали за каждым моим движением. А мне было всё равно. Я не хотел разговаривать и оправдываться за своё отсутствие. Кстати, сколько же меня не было?
Аой вошёл неожиданно и, непонимающе посмотрев на эту троицу, перевёл взгляд на меня – спокойно сидящего на диване.
- Где тебя носило, мать твою?! – спросил он озверевшим голосом, но внезапно будто опомнился, - Прости… Прости, пожалуйста… Где ты был, Кою?
«Прости»? Это Широяма только что сказал? Я был настолько удивлён, что поднял на него взгляд. 
Ао. 
Нет, нет, это не Ао, это Юу. Всего лишь Юу. Но по телу снова пробежала крупная дрожь. Теперь уже Широяма напоминал мне моего насильника, а не наоборот. 
Я не мог его видеть. Хотел навсегда забыть его лицо. Поэтому просто выбежал в коридор, не сказав ни слова. 
Сзади послышались шаги. Кто-то бежал за мной. Потом чьи-то руки схватили меня за плечи и резко развернули. 
- Что с тобой?! – он смотрел мне прямо в глаза. 
- Не надо, не надо… - я закрыл лицо руками и вжался в стену, - Не трогай меня… Лучше убей сразу…
- Что?.. – он не понимал, о чём я говорю. А я вдруг вспомнил, что это всего лишь Юу, а вовсе не тот, по чьей вине я стал таким… таким ничтожным и жалким…
Но я не мог его видеть. Он был слишком похож на Ао.
- Кою?.. – тихо и обеспокоенно произнёс Широяма, - Что произошло? Где ты был эти полторы недели?
Полторы недели?.. Так долго?
- Ты похудел… - продолжил Юу, - Посмотри на себя. Расскажешь, в чём дело?
Не хочу… Нет, хочу. Хочу - безумно! - хоть кому-нибудь всё рассказать, чтобы не сойти с ума окончательно. Но как?..
- Можно придти к тебе сегодня вечером? – обессилившим голосом спросил я.
Юу снял с моего лица очки. Он всё-таки увидел то, что я так хотел спрятать: большие тёмные круги под глазами и сами глаза…
- Да, - тихо ответил он и обнял меня, - Приходи. Пойдём ко мне прямо сейчас, к чёрту все эти репетиции.
Хотелось бы мне, чтобы всё было так… Но было совсем по-другому…
- Что с тобой?! – он смотрел мне прямо в глаза. 
- Не надо, не надо… - я закрыл лицо руками и вжался в стену, - Не трогай меня… Лучше убей сразу…
- Да что ты несёшь?! – он тряхнул меня за плечи, - Где тебя носило?! Мы тут названивали тебе часами, а ты даже телефон не удосужился включить! Полторы недели отсутствовал, сука! Что, с дружком своим прохлаждался, пока мы из сил выбивались, чтобы не облажаться на концерте?! 
- Юу… - мои губы дрожали, - Юу…
- Что скажешь в своё оправдание?!
- Можно… придти к тебе сегодня?.. Пожалуйста…
Он оторопел. Но зато успокоился.
- Ко мне? С чего бы вдруг? Ну, приходи, раз хочешь. Только не сейчас, а часов в десять вечера. Устроит?
- Да… - я слегка оттолкнул его и пошёл по коридору к выходу, смотря себе под ноги. Вопреки моим ожиданиям, Аой не побежал следом, чтобы потащить меня обратно на базу, и даже не сказал ничего обидного. Но я чувствовал, как он смотрит мне вслед…


POV Аоя
Бред какой-то. Уруха появился так же внезапно, как и исчез. Никаких оправданий, даже прощения за своё отсутствие не попросил. Это взбесило. Я сорвался, хоть и обещал себе не делать этого. Но выполнил с таким же «успехом», как и своё обещание бросить курить.
- Юу… Юу… - его почему-то трясло. Глаза скрывали тёмные очки, но я не решился снять их.
Ничего. Сегодня вечером он придёт ко мне, я спокойно с ним поговорю. Это я должен извиняться, а не он. И я непременно выясню, что произошло. Точно ведь что-то случилось…


POV Урухи
Вечером я снова вышел из своей квартиры. Надо сменить замки на всякий случай, вдруг Ао решит явиться сюда и продолжить начатое.
Пойду пешком. Хоть прогуляюсь немного, воздухом подышу. 
Такая слабость… Все мысли куда-то улетучились, а тело и вовсе не хочет слушаться. Я не ел все эти полторы недели… Но даже сейчас нет ни намёка на чувство голода. 
Шёл довольно долго. Потому что медленно. Но вроде успевал к назначенному времени. Юу не любит, когда кто-то опаздывает…
Когда я подходил к его дому, мне внезапно стало очень плохо. Голова закружилась. Тёмные круги перед глазами быстро увеличивались в размерах. Это не страшно, такое уже было вчера, сейчас пройдёт.
Сейчас…
Я прислонился к дереву возле тротуара и закрыл глаза. Дышать тяжело. 
Нет, это не совсем так же, как было вчера…
- Вы в порядке? – я услышал справа женский голос. Повернулся, чтобы посмотреть, кто ко мне подошёл, но никого не увидел. Чернота окончательно победила окружающий мир.
Кажется, я упал… Не помню, что было дальше…


POV Аоя
Надо было ещё пару шоколадок купить, Кою же любит их до беспамятства.
Смешно. Я за всю жизнь чаю-то ему предложил всего пару раз, и то из вежливости, а тут решил основательно затариться продуктами. Когда он шёл по коридору, я заметил, как сильно он исхудал. Что, дружок совсем не кормил что ли? А может, вообще есть запрещал?
Всё равно я выясню, что произошло. Не оставлю это просто так. 
Сколько времени? Десяти ещё точно нет, значит, успею вернуться домой к приходу Урухи.
Подходя к своему подъезду, я заметил девушку, бегущую по направлению ко мне. Она была напугана.
- Скорее! Дайте телефон! Быстрее, там мужчине плохо! – тараторила она запыхавшимся голосом.
Конечно. Знаю я вас, фанатов. У меня так один раз уже украли мобильник. Тоже якобы кому-то плохо было, а я, доверчивый такой, дал. Потом выяснилось, что та девчонка обзвонила всю мою телефонную книгу, признаваясь в любви музыкантам. Пошла ты, дура. Не проведёшь. Да и руки у меня заняты пакетами с едой.
- У меня нет телефона, - сказал я и зашёл в подъезд, дверь которого только что открыл выходящий на улицу парень.
К тому же не моё это дело - здоровье чужих людей.

 

Часть 11. Равновесие

POV Аоя
Разложив купленные продукты по местам, я посмотрел на часы, висевшие на стене в кухне. Пять минут одиннадцатого. Опаздывает. Сам я стараюсь всегда приходить вовремя, чего и от других требую. Он же сам хотел ко мне придти, так? И что, я теперь полночи должен его ждать?
Пройдя в спальню, я сел на подоконник и посмотрел вниз. Отсюда хорошо виден тротуар возле входа в подъезд. 
Совсем стемнело. Мимо дома в общей сложности прошли восемнадцать человек. Но Кою всё не появлялся. 
Я слышал сирену скорой помощи, завывающую на всю округу. Хм… Наверное, и правда кому-то стало плохо, а я не поверил… Надеюсь, с этим человеком всё нормально, а то ведь так и до судимости недалеко за неоказание помощи, есть такая статья вроде… Да где его носит?!
Прошёл час. 
Я уже решил, что Уруха передумал приходить, и собирался ложиться спать, но внезапно раздался телефонный звонок. Звонил Руки. Голос у него был крайне странный.
- Быстро приезжай! – сказал он, но я ничего не понял.
- Куда?
- В больницу приезжай быстро! Мы все уже здесь.
- В какую больницу, Така? – наш вокалист, наверное, выпил, - Ты что, пья… - и вдруг до меня начало доходить. Девушка, просящая телефон… мужчине стало плохо… сирена скорой помощи… - Кою?.. Что с ним?!
Сердце застучало так быстро, что, казалось, вот-вот пробьёт грудную клетку.
- Плохо всё, Юу, плохо! Приезжай, это не телефонный разговор.
Я, не помня себя, нацепил первую попавшуюся футболку и, быстро сунув голые ступни в кеды, побежал вниз, не вызывая лифта. 
На улице я выскочил на шоссе и чуть не попал под колёса такси, которое хотел остановить. Не слушая ругань таксиста, я сел в машину и сказал, куда мне нужно ехать.
Всё перемешалось.
Если бы я тогда не проигнорировал слова девушки, всё было бы по-другому, я бы сейчас был рядом с Кою и не мучился бы в неведении. 
Быстрее… быстрее!
Руки ничего не сказал. Наверное, он и сам не знает, ребятам ещё ничего не сообщили. Только бы он был жив…
Выскочив из такси, я чуть не забыл расплатиться с водителем, но тот меня остановил. Хорошо, что деньги оказались в кармане, я ведь совсем о них не подумал, когда выбегал из квартиры.
Длинный белый коридор. На бегу звоню Таканори.
- Где вы?
- На третьем этаже, - сообщает он, и я мчусь по лестнице вверх.
Повсюду люди, посетители, врачи в белых халатах. Запах, типичный для любой больницы: неприятно пахнет лекарствами. Мальчик сидит и рыдает в голос – у него умерла мама. Я услышал это краем уха, когда пробегал мимо.
Куда дальше? Направо или налево? Направо, вон там стоит Рейта, я его вижу. 
- Акира! – я подбежал и схватил его за плечи, - Акира, что с ним?!
- Я не знаю, - отведя глаза в сторону, ответил басист.
- Что с ним?!
- Я не знаю.
- Он жив?! Отвечай!
- Я не знаю!!! – закричал Рейта и скинул мои руки со своих плеч, - Тебя надо спрашивать, что с ним! Это ты с ним разговаривал сегодня днём! - он перестал кричать, вспомнив, что находится в больнице, где шуметь не желательно, - Ты видел, в каком он состоянии? Зачем ты его отпустил, Юу, зачем?! 
- В каком он состоянии?.. Ну, похудел немного, но…
- Похудел? – Рейта снова повысил тон, - Немного, говоришь?! Да он еле на ногах держался, а ты даже не заметил этого!
- Хватит меня во всём винить! – я подошёл к Акире вплотную, - Сами-то хороши! Вообще ни слова не сказали!
- Перестаньте! – вмешался Таканори, - Здесь наша общая вина, не надо ни на кого перекладывать ответственность за случившееся.
По коридору шёл мужчина лет сорока. Врач. Он направлялся прямо к нам. Его лицо было озадаченным и печальным.
Подожди. Не подходи. Я ещё не готов это услышать. И никогда не буду готов.
Сейчас пол уйдёт из-под ног.
- Как он? – неуверенно спросил Кай.
Врач немного помолчал, разглядывая нас.
- Состояние средней тяжести, - наконец ответил он. Это ужасно, конечно, но мы были рады тому, что Кою жив, - Сильное физическое истощение. А теперь скажите, - мужчина строго на нас посмотрел, - вы можете объяснить, откуда на теле вашего друга многочисленные увечья?
- Что?.. – выдохнул я. О чём говорит этот человек?
- Его тело покрыто ранами, ссадинами и гематомами, - пояснил врач, - Также имеется ожог на левом плече. И с уверенностью могу сказать, что он не сам себе всё это нанёс. Вы можете объяснить, кто и зачем мог это сделать?
Мы молчали, не понимая, о чём речь. Кою? Ему кто-то делал больно, причинял страдания?..
- Мы не знаем… Можно его увидеть? – Руки был ошарашен. Мы все пытались понять, что же происходит.
- Не сейчас, - сказал врач, - Приходите завтра днём. Только не мучайте его расспросами, - он собирался уходить, но обернулся, - Да, и когда его выпишут, советую всё же настоять на том, чтобы он обратился в полицию.
Мы смотрели вслед мужчине в белом. У каждого из нас в голове был один и тот же вопрос.
- Мы упустили что-то очень важное, да? – озвучил его Таканори.
Я закрыл глаза.
Не «мы», Руки… я…


POV Урухи
На мои пальцы села разноцветная бабочка. Я ещё никогда не видел таких ярких крыльев. 
Боясь спугнуть это хрупкое создание, я сидел на зелёной траве неподвижно, любуясь тем, как бабочка осторожно изучает мою руку.
Небо поражало своим глубоким синим цветом, а солнце отражалось в утренней росе миллионами бриллиантовых бликов.
Ветер дул очень мягко, принося с собой сочные запахи густого леса.
Ещё никогда в своей жизни я не видел столь яркого сна…


POV Аоя
На следующий день мы должны были все вместе поехать в больницу к Урухе. Я поехал первым, не стал никого ждать. Подъезжая к больнице, я послал Руки СМСку, в которой сообщил, что я уже на месте и что ждать меня не надо. 
Опять эти белые коридоры, больничные стены… Люди ходят туда-сюда, повсюду врачи… Неприятная атмосфера, крайне неприятная.
Я узнал, где находится Кою, и пошёл искать нужную палату. 
Подойдя к двери, я немного замялся. Так и не придумал ведь, что ему скажу. Но больше не обижу. Никогда.
Смешно… А ведь я никогда и не был эгоистом… Зачем мне было нужно это непробиваемое притворство?
Я толкнул дверь и вошёл в палату. 
С сегодняшнего дня я буду ненавидеть белый цвет всю оставшуюся жизнь.
Подойдя к Урухе, я ужаснулся. Тёмные круги под глазами, болезненный цвет лица, раны и синяки на руках… А врач говорил, что они ещё и на всём остальном теле…
Кою…
Я сел рядом и осторожно убрал прядь волос, упавшую на его лицо. Он спал и, надеюсь, в этот раз видел хорошие сны… Ведь до этого его мучили кошмары, я помню, он мне рассказывал…
Так невыносимо больно стало в ту минуту… Хоть я и не знал, что произошло, как всё случилось, но чувствовал, что в этом есть и моя вина.
Я провёл пальцами по мягкой коже его шеи. 
- Прости меня, Кою… Кою?


POV Урухи
Ветер прикоснулся к моему лицу, откинув беспорядочно упавшие волосы. Тот мир, в котором я находился, стремительно таял, окрашиваясь в однотонный белый цвет. 
Грустно…
Я приоткрыл глаза, пытаясь понять, куда попал на этот раз. Но всё было таким расплывчатым, что я долго не мог разглядеть то, что меня окружает.
- Прости меня, Кою… - я услышал рядом знакомый голос, но никак не мог вспомнить, где же слышал его раньше, - Кою? – голос прозвучал отчётливее, возвращая меня туда, где я меньше всего хотел бы находиться.
Медленно вздохнул полной грудью… с трудом… как в самый первый раз…
Больно.
Он наклонился надо мной, испуганно и растерянно посмотрев в глаза. 
- Э-э-эй… - я слегка улыбнулся, - Всё в порядке…
Не смотря на все слова Юу, сказанные когда-то в порыве гнева и эгоизма, я был очень рад его видеть. Теперь мне точно ничто не угрожает. Абсолютное спокойствие и равновесие. Юу держал меня за руку, не говоря ни слова, но мне было достаточно одного только взгляда – такого непривычно-неравнодушного, виноватого, родного и горячо любимого… Пожалуй, ради этого момента стоило один раз похоронить свою душу…

 

Часть 12. Скрывая правду

POV Аоя
Все эти дни я старался ни на шаг не отходить от Урухи. Исключение составляла лишь ночь, и кроме того, Кою иногда выгонял меня из палаты на репетицию. Он очень переживал из-за того, что сейчас не может присоединиться к нам и взять в руки гитару, но мы говорили, что не стоит переживать по этому поводу, потому что он первоклассный музыкант и от нескольких пропущенных репетиций не разучится хорошо играть.
Мы ни о чём его не расспрашивали – договорились, что не будем этого делать, пока Кою не выпишут из больницы. Потом спросим как-нибудь осторожно…
Он всё чаще стал улыбаться, синяки на теле постепенно исчезали, но вот раны затягивались крайне медленно. Иногда Кою смотрел на них, а в глазах вырисовывалась пустота. Глубокая и печальная. Но я старался отвлечь его от негативных мыслей бесконечными глупыми разговорами.
- Прости, я такую чушь несу, - я прервал словесный понос и засмеялся сам над собой.
- Нет, нет, продолжай! Это так забавно, - Уруха тоже не мог сдержать смеха.
Было видно невооружённым глазом, что мы стали ближе. Кажется, я действительно способен стать неплохим другом…


POV Урухи
Ребята старались приходить ко мне как можно чаще. Они приносили с собой много всяких вкусностей, а я заставлял их есть вместе со мной, мотивируя тем, что иначе лопну, и группе придётся искать нового лид-гитариста.
Вытурить из палаты Аоя оказалось целой проблемой. Но я знал, что он должен ходить на репетиции вместе с остальными, поэтому убеждал его, что за несколько часов со мной ничего не случится. Это было не просто. Широяма, как и все, не спрашивал меня о том, что произошло, но я чувствовал, как вопрос сидит комом в его горле, причиняя дискомфорт. Но я и сам не хотел ни о чём рассказывать. Пусть эта унизительная история останется в прошлом, а сейчас начнётся светлое настоящее. 
Мы с Юу сблизились… Вполне возможно, что после больницы всё снова встанет на свои места, Широяма станет прежним, а я буду пытаться ничего к нему не чувствовать, но в данный момент времени я был счастлив просто потому, что он сидел рядом и говорил, говорил, говорил… Таким забавным я его ещё не видел.
Когда меня выписали из больницы, я наконец-то смог вернуться к нормальной жизни. До концерта оставалось меньше месяца, поэтому нужно было начать усердно работать. Кай был против того, чтобы я сутками торчал на репетиционной базе, но я убедил его, что теперь со мной всё в порядке, и беспокоить не о чем.
- И всё же, Кою… - во время перерыва Рейта решил первым озвучить наболевший вопрос, - Что произошло?
- Я упал, - конечно, ничего лучше я придумать не смог.
Повисло молчание. Они прекрасно знали, что я вру, но и с расспросами приставать не хотели.
- Надо обратиться в полицию, - тихо сказал Таканори, смотря на меня, - Нельзя так просто это оставлять.
- В полицию? Из-за чего? – я сделал вид, что не понимаю, о чём говорит вокалист, - Из-за того, что я упал?
Больше ребята ни о чём не спрашивали. Я бы не смог признаться в том, что меня изнасиловал человек, которого я считал своим другом. Не смог бы рассказать всё даже в общих чертах, не говоря уже о подробностях того страшного дня.
Иногда я закрывал глаза и представлял, как беру в руки ластик и стираю им всё плохое, что было в прошлом. Надо сказать, что это очень помогало.


POV Аоя
- Всё, помилуйте. Устал, - я приземлился на диван. Поработали мы сегодня очень плодотворно.
- Не ты один. Поэтому по дома-а-а-ам, - на последнем слове Кай от души зевнул.
- Слушайте, я оставлю гитару здесь, а? – спросил Уруха, - Не охота её с собой тащить, к тому же мы всё равно придём сюда снова завтра утром.
- Оставляй, - Руки потянулся и чуть не упал со стула, отчего мы все дружно засмеялись.
- Давайте что ли все вместе пешком пройдёмся? – предложил Рейта.
- Не-е-ет, я на такси опять, - ответил ему Кою, - Хочу сегодня лечь спать пораньше. Так что до завтра.
Уруха помахал нам рукой и вышел в коридор.
- Ну, а ты-то хоть с нами? – спросил Рейта.
- Сегодня – да, - до этого я уходил вместе с Кою. Мы либо шли пешком, либо ловили такси. Он предлагал зайти к нему домой, но я отказывался, потому что, якобы, много дел и всё такое. Просто если бы я зашёл, то мы наверняка проговорили бы до утра, а Урухе сейчас нужно побольше отдыхать, хоть он и твердит всем вокруг, что полностью выздоровел.
Надо же… я думаю о ком-то ещё, кроме себя?
Конечно, думаю. Так ведь всегда было, но я усердно давил в себе эти мысли. 
Когда мы вышли с базы, Кою уже не было видно. Наверное, поймал такси и уехал. Всё-таки здорово, что именно он наш лид-гитарист. С другим было бы намного хуже.
Шли мы вместе не долго: мне нужно было сворачивать уже на ближайшем перекрёстке, а Кай, Рейта и Руки пошли дальше, потому что им было по пути.
Войдя в подъезд, я по старой привычке заглянул в почтовый ящик. Помимо счетов за коммунальные платежи и рекламного мусора я обнаружил там белый квадратный конверт без всяких пометок. Пощупав его, я сделал вывод, что внутри лежит диск. Опять фанаты? А, к чёрту.
Я вошёл в квартиру и небрежно кинул то, что вынул из ящика, на тумбочку в коридоре. 


POV Урухи
Такси я ловил не долго. Стоило мне вскинуть руку у дороги, как ко мне тут же подкатила машина, стоявшая до этого неподалёку. Я сел на заднее сиденье и почувствовал, как сильно хочу спать. Да, сегодня мы отлично поработали. Я уже в предвкушении концерта. Это будет шикарное шоу.
Обычно в такси всегда включено радио, однако в этот раз было тихо, и ничто не мешало мне немного поспать. Хоть и ехать мы будем от силы минут пятнадцать, но я так устал, что даже этот короткий промежуток времени, проведённый с закрытыми глазами, станет для меня настоящим подарком.
Снова начало что-то сниться. Какие-то переплетающиеся дороги, фонари… Красиво, а главное – в этом нет ничего устрашающего. Мне вообще кошмары перестали сниться. Хоть это и странно, но, тем не менее, несказанно радовало.
Приоткрыв глаза, я увидел, что машина всё ещё в пути. Прошло, наверное, минут пять, а мне уже столько всего успело присниться…
Но пейзажи за окном были непривычными. Это вовсе не то, что я видел каждый раз, когда ехал домой с репетиций.
Водитель остановил автомобиль и вышел наружу. Я ещё не до конца проснулся, поэтому не понял, что происходит, и куда мы приехали.
Дверь рядом со мной открылась. Что-то жгучее попало в глаза, отчего я вскрикнул и закрыл их руками. 
Меня вытащили из машины и повалили на землю. 
- Вот и приехали, дружище, - произнёс Ао, удерживая мои руки за спиной и обматывая их верёвкой.


POV Аоя
Пощёлкав каналы телевизора, я так и не нашёл ничего, что могло бы зацепить взгляд. Наверное, нужно идти спать, хоть и непривычно ложиться так рано.
Зазвонил телефон. 
Взяв трубку, я был немного удивлён.
- Ты? – я услышал на другом конце голос девушки Урухи. Ну, то есть бывшей девушки. Они же расстались там когда-то из-за чего-то.
- Можешь Кою к телефону позвать? А то у него выключен, - сказала она.
К телефону? Позвать?
- Ну, да, он говорил, что мобильник разрядился утром, и он его дома оставил… А с чего ты взяла, что я могу его сейчас позвать?
- Вы же вместе теперь, вот я и подумала, что Кою у тебя.
- Вместе? – не понял, - Это в каком таком смысле?
- Ну… в прямом, - ей было немного неловко, - Он же из-за этого предложил мне остаться друзьями. А я не гордая, раз уж нашёл новую любовь, пусть… Обидно, конечно, но не буду же я злиться на него всю жизнь, к тому же…
- Да подожди ты, - уж если и есть из-за чего с ней расставаться, то это из-за вечного словесного недержания, - Я сейчас вообще не понимаю, о чём ты говоришь.
- Слушай, Юу, хватит притворятся, - девушку начали раздражать мои вопросы – Мне Кою рассказал, как сильно тебя любит, и поэтому не может быть со мной. Так что я в курсе, и не надо прикидываться, что не знаешь, о чём я говорю. Просто когда увидишь его, скажи, пожалуйста, чтобы перезвонил. Пока.
Этот разговор оставил в моих мыслях крупный осадок непонимания. Кою меня любит? И он расстался с ней из-за меня? Да что за бред?
Но…
«Да и твоя девушка, думаю, не в восторге от всего этого цирка».
«Мы расстались».
«Видишь, я же говорю, что ей это не нравится».
«Мы расстались не по этой причине».
И он так странно себя повёл в тот момент… И вообще, вся его игра на публику… это была вовсе не игра? Кою действительно что-то ко мне чувствовал, а я поступал с ним, как последняя сволочь?..
Мне чуть не стало плохо.
Я набрал его номер, но телефон всё ещё был выключен. Мог бы сразу на зарядку поставить, ты ведь уже приехал домой.
Ладно. Думай.
Надо поехать к нему и всё выяснить. До утра я всё равно не дотерплю.
Выйдя в коридор, я снова посмотрел на стопку почты, лежавшую на тумбочке. Диск… Я ещё и любопытная сволочь, м-да. 
Взяв конверт, я пошёл обратно в спальню и, прихватив со стола ноутбук, сел на кровать и вставил диск в привод. Вообще-то, не стоило этого делать, хотя я не думаю, что найдутся хитроумные твари, которые подкинут мне смертельный для операционной системы вирус. А может, и найдутся, кто их знает.
На диске оказалась одна-единственная видеозапись, которую я с интересом открыл. 
Сначала на экране была полная темнота. Затем включили свет, и…
Что там происходит?..
Кою?..
Я смотрел запись и не верил своим глазам. Какой-то тип избивал Уруху, а потом… потом происходило то, отчего у меня затряслись руки. 
Кою, мой Кою… которого я всегда любил, но боялся себе в этом признаться, поэтому поступал, как тварь, чтобы скрыть от него, а главное, от себя самого свои же чувства…
Запись длилась несколько часов. Я не мог смотреть её полностью, поэтому промотал вперёд, затем назад, потом снова вперёд. Сердце бешено колотилось.
«…Вы можете объяснить, откуда на теле вашего друга многочисленные увечья?»
Вот откуда… Вот, что на самом деле с ним произошло… Но он никому не сказал…
На моих глазах выступили слёзы.
Внизу видео был текст с каким-то адресом и советом не звонить в полицию, иначе случится что-то страшное.
Я записал адрес на клочке бумаги, захлопнул ноутбук и рванул на улицу ловить такси.

 

Часть 13. Боги не умирают

POV Аоя
Водитель такси привёз меня к заброшенной стройке. В его глазах отчётливо читался вопрос «Зачем?», но он его так и не озвучил.
Очень некстати зарядил проливной дождь, забарабанив крупными холодными каплями по асфальту.
Стройка была внушительных размеров, и я не знал, куда идти, поэтому остановился и огляделся по сторонам. Медлить было нельзя, но и поспешных действий совершать – тоже. Велика вероятность, что Урухи здесь нет, и это просто жестокий розыгрыш. Но какой к чёрту розыгрыш, если на видео был Кою?!
Думай, Широяма, думай…
Как же поступать…
Внезапно я услышал короткий свист откуда-то сверху. Подняв взгляд, я посмотрел на строящееся здание. Там кто-то есть. Нужно бежать туда. 
Но я стоял на месте и смотрел вверх, пытаясь привести в порядок мысли. Одежда уже промокла до нитки от набирающего силы ливня.
Крик. Он раздался оттуда же, сверху. Это Кою кричал, я узнал его голос. 
Сорвавшись с места, я помчался внутрь недостроенного дома. На входе я снова остановился. Было очень темно, поэтому я достал телефон и осветил им помещение. Под ногами валялся строительный мусор, иногда попадались банки из-под пива и полуистлевшие окурки. Сориентироваться удалось не сразу, но я всё-таки нашёл лестницу, ведущую наверх, и побежал по ней, стараясь не споткнуться.
Снова крик.
Я ускорил шаг. Добежав до последнего этажа, я оказался в каком-то подобии коридора, в конце которого виднелся тусклый свет. 
…Я шёл по коридору, освещая себе путь фонариком…
Вот, что мне тогда снилось. Но только не фонарик был в руке, а мобильный телефон.
Дойдя до конца коридора, я сглотнул образовавшийся ком в горле и, совершенно не готовый к тому, что увижу, заглянул за угол.


POV Урухи
Я пытался сопротивляться, но Ао приложил к моей шее что-то холодное и твёрдое.
- Будешь рыпаться – пристрелю, - процедил он сквозь зубы мне на ухо и, взяв за волосы, потащил внутрь строящегося дома.
Я думал, что он снова поведёт меня в подвал, но оказалось, что для своих целей этот сумасшедший избрал восемнадцатый этаж. Я понимал, что ничего не могу сделать, потому что угадать, что было на уме этого человека, не представлялось возможным.
Наверху он повёл меня по коридору, а затем толкнул в угол возле незастеклённого окна. Вместо потолка были широкие доски, между которыми зияли большие щели. Внезапно начавшийся дождь лился через них сверху, и пол, на котором я сидел, быстро покрылся лужами, содрогающимися от каждой упавшей капли.
- Сейчас и дружок твой придёт, - сказал Ао, выглядывая в окно, - Если, конечно, захочет спасти твою никчёмную жизнь.
Я сидел на полу, пытаясь освободить руки от верёвок, но ничего не получалось. Ао наверняка каким-то образом подбросил Широяме ту видеозапись, содержание которой я мечтал оставить в тайне. Надеюсь, у него хватит ума не приходить самому, а позвонить в полицию. Он не должен попасться в лапы этому психу так же, как и я.
- Хах, а вот и он, - усмехнулся Ао, - Признаться, я думал, что придётся ждать дольше. Ну, чего же ты стоишь? – он смотрел в окно, - Давай, соображай. Подсказку, может, дать? – Ао громко свистнул, - Нет, всё ещё стоит… Знаешь, не люблю ждать, - он обернулся и посмотрел на меня, - Позови его.
- Нет, - с ненавистью в голосе сказал я.
- Позови, - спокойно повторил Ао.
- И не мечтай.
- Слушай, не напрашивайся, - он быстро подошёл ко мне, присел рядом на корточки и ухватил меня за шею, - Я всё равно тебя заставлю, - Ао вынул пистолет из-за пояса, - Здесь три пули. Одна – для тебя. Вторая – для твоего друга. А третья – на всякий случай, и я могу использовать её, как пожелаю, - после этих слов он приставил дуло пистолета к моей правой ноге и выстрелил в упор.
Я закричал от дикой боли.
- Вот и отлично, - спокойно улыбнулся Ао, - Теперь и убежать не сможешь.
Через несколько минут послышались отдалённые шаги. 
- Быстрее, - Ао вцепился пальцами в рану на моей ноге. Я снова не смог сдержать крик.
Широяма выбежал из-за угла и остановился, растерянно смотря на то, что происходит.
- Юу, беги! Это ловушка! – закричал я, но Ао поднёс дуло пистолета к моему виску.
- Одно неверное движение – и он труп, - это предупреждение звучало абсолютно серьёзно, поэтому Юу не решался сдвинуться с места, - Я всё подготовил, - продолжил Ао, - То есть подготавливать-то особо было нечего, но, тем не менее, план продуман до мелочей. Юу, посмотри, пожалуйста, вон на ту трубу, торчащую из стены.
Широяма перевёл взгляд на стену, находящуюся слева от него, где торчал кусок неширокой трубы, уходящий двумя своими концами в стену дома. На ней висели наручники.
- А теперь, сделай доброе дело, медленно положи свой телефон на пол, подойди и пристегни свою руку к этой трубе. И без резких движений, иначе я прикончу Уруху прямо у тебя на глазах.
У Аоя не было другого выхода, поэтому он выполнил то, о чём сказал этот сумасшедший. 
Теперь мы оба были полностью в его власти. И делать он мог всё, что захочет…
- Ну, что ж, давайте поговорим, - Ао отошёл от меня и встал посреди помещения, кажется, уже насквозь пропитанного дождём, - Начну, пожалуй, с главного. Трудно ли быть богом? Слава, почёт, толпы фанатов, теряющих головы при виде любимых музыкантов… И по отдельности-то они, может, и соображают что-то, но вот когда собираются вместе, превращаются в безмозглое стадо, готовое принести себя в жертву тем, кто провозгласил себя идолами. Для них вы – недостижимые идеалы, глядя на которых, остаётся лишь пускать слюни. Вы звёзды. И вам нравится такой статус, он вызывает гордость и неумолимо взращивает самолюбие. И всё бы ничего, но вы забываетесь, друзья мои. Погрязнув в славе и роскоши, вы начинаете считать других простыми смертными, которым никогда не дотянуть до вашего уровня. Но задумайтесь: по сути-то все мы смертны. И ты, - он указал на меня, - И ты, - он повернулся в Аою, - И умереть вы можете в любой момент, а дальше ваши божественные тела сгниют в сырой земле рядом с теми, кого вы так упорно считали ниже себя. Смерть всех уравнивает, но вы самонадеянно считаете себя бессмертными. Что ж, это ваша ошибка, - Ао улыбнулся, - Однажды все «боги» должны осознать, насколько они ничтожны. И они скоро это поймут. Благодаря вам. Сегодня вы умрёте, и об этом будут говорить ещё очень долго. По всем телеканалам разнесётся весть о том, какой низкой смертью могут умереть всеми обожаемые боги. И тогда остальные «идолы» поймут, что вели себя неправильно. Смотрите, друзья, какая честь вам выпала. А теперь перейдём к делу.
Он бросил пистолет на пол, вынул из кармана раскладной нож и направился ко мне. Юу дёрнулся, но наручники крепко удерживали его руку. 
Моя нога изнывала от боли.
Ао спокойно присел рядом со мной, расстегнул мою рубашку и начал медленно резать кожу острым лезвием ножа.
- Ао, не надо! – закричал я, пытаясь освободить свои руки.


POV Аоя
Он сумасшедший. Сумасшедший! 
Первое, что меня поразило – это сходство в нашей внешности. Мужчина был практически моей копией.
«Что у тебя с этим человеком?! Кто он тебе?! Почему ты постоянно к нему сбегаешь?!»
«Он похож на тебя!»
Какой же я кретин…
Ао? Его зовут Ао?
Что делает этот человек?! Я из всех сил дёрнул руку, но понял, что просто так мне не освободиться. А он тем временем достал нож и расстегнул на Урухе рубашку.
В глазах потемнело.
Кою кричал от боли, его грудь окрашивалась в красный цвет, а я всё отчаяннее пытался выдернуть эту чёртову трубу. Она неплотно сидела в стене, поддаваясь с одного конца.
Давай же… ДАВАЙ!
Я не помнил себя. Это было какое-то состояние аффекта. И, наверное, именно оно придало мне сил.
Этот момент я тоже видел во сне… Сколько было предупреждений, сколько их было! Но ни к одному из них я не желал прислушиваться, считая всё это бредом!
Крики боли разрезали воздух.
Последний рывок. И труба вылетела из стены с левого края. Я быстро снял с неё наручники и подобрал с пола пистолет, так неосторожно брошенный Ао.
- ОТОЙДИ! – заорал я.
Мужчина резко обернулся. Он не ожидал такого поворота событий. 
Ао бросился бежать. Я бы не попал в него, поэтому побежал за ним. Он забрался на следующий этаж, который оказался полностью не отстроенным. 
Дождь бил по лицу, словно мокрые розги. 
Ао пятился назад, смотря на меня. В глазах был страх. Он понял, что проиграл эту партию. 
- Не надо… не убивай, - прошептал он.
Я поднял руку и хладнокровно выстрелил ему в грудь.
Красная точка тут же расплылась по одежде неровным уродливым пятном.
Он посмотрел на меня совершенно опустошённым взглядом. 
И упал вниз.
С восемнадцатого этажа.
Подойдя к краю, я увидел где-то внизу то, что осталось от этого маньяка. 
Сердце колотилось.
Всё кончено.
Кою!
Я сунул пистолет за пояс и осторожно перебрался по доскам к лестнице, ведущей вниз.
Уруха лежал на полу. Дождь смывал с его тела кровавые пятна, но из глубоких ран снова и снова выбегали красные струйки. Нога была прострелена и тоже истекала кровью.
Я подбежал и упал рядом с ним на колени. 
Где мой телефон? 
Мобильник валялся неподалёку. Я подобрал его и набрал номер скорой. 
- Всё будет хорошо, сейчас врачи приедут, - прошептал я, освобождая руки Кою от верёвок.
- Ещё одна пуля, - тихо сказал он.
- Что?
- В пистолете… осталась ещё одна пуля… Их было три… Теперь осталась одна…
- Да и пусть остаётся, какая разница? – я снял футболку и осторожно прижал её к ранам на его груди, чтобы хоть как-то остановит кровь.
- Отдай её мне, - Кою лежал на мокром полу, еле приоткрыв глаза, - Выстрели…
- С ума сошёл? – никогда, никогда я этого не сделаю, даже не проси!
- Но тебе ведь всё равно… Ты всегда испытывал ко мне неприязнь, я знаю…
Ничего ты не знаешь, дурак!
- Не смей. Так. Говорить, - сказал я и впился своими губами в его. 
Поцелуй был долгим и искренним. Я так долго ждал, что это произойдёт, но боялся... сам не знаю, чего... 
Кретин.
- Я люблю тебя, - слабым хрипящим голосом прошептал Кою, смотря мне в глаза, и улыбнулся.
- И я тебя… люблю тебя…
Где же скорая?! Сколько можно ждать?!
- Х-холодно… Юу, мн-не х-холодно… - его тело заметно дрожало.
- Это потому, что дождь, - я обнял его, пытаясь согреть, - Но дождь не может идти вечно.


POV Урухи
Юу обнимал меня, но озноб не отступал, а, наоборот, бил всё больше. Сейчас я, как никогда, хочу жить… Хочу... быть... рядом с Юу...
Сирена скорой помощи послышалась где-то неподалёку.
Я пытался держать глаза открытыми, но получалось это с трудом. Веки отяжелели и опускались сами собой, я ничего не мог с этим сделать.
Слабость разливалась по телу. Но боль при этом будто отступала. Не знаю, казалось ли мне, или это действительно было так.
Незнакомые люди засуетились вокруг. Меня поднимали, куда-то несли… Я всё время слышал рядом голос Юу и так боялся, что он вот-вот исчезнет…
Шум автомобиля…
Белый потолок…
Мимо проносятся широкие длинные плафоны, неприятно бьющие по глазам своим ярким светом…
Снова суета…
Они что-то быстро говорят друг другу, чуть ли не срываясь на крик…
А потом…
…боль исчезла окончательно...


POV Аоя
Пока мы ехали в машине скорой помощи, я трясущимися руками набирал номера Руки, Рейты и Кая. Не помню, что я им говорил…
Я бежал по длинному белому коридору вслед за врачами. Воистину, белый цвет - самый отвратительный в мире! В реанимацию меня не пустили, хоть я и рвался туда отчаянно. 
Теперь осталось только ждать… 
Минута… Десять… Пятнадцать…
Рейта прибежал первым, а вслед за ним неслись Таканори и Ютака. Они что-то спрашивали, кричали, ругались друг с другом. 
- ЗАТКНИТЕСЬ! – заорал я на всю больницу. Не мог я слушать их вопросы! Не мог отвечать! Потому что не знал, что ответить!
Дальше мы сидели молча, обняв друг друга. Мы ждали. Неизвестность калечила сознание… 
Навстречу нам вышел врач. Тот самый, который разговаривал с нами, когда Кою первый раз попал в больницу. Лицо его было таким же печальным.
Я вздохнул с облегчением. Сейчас он подойдёт и скажет, что состояние тяжёлое, но Уруха будет жить. Я настроился на это и на долю секунды почувствовал счастье. 
Когда его выпишут, я не буду отходить ни на шаг. Я покажу, какой я на самом деле. Не эгоист ведь вовсе, конечно, нет… Это всё маска, которая наконец-то упала с моего лица, и я рад этому. Без неё стало легче...
- Ну?.. – Руки не выдержал молчания врача.
Тот заговорил что-то быстро-быстро, но смысл я не уловил.
- Доктор! – сказал я, - Просто скажите, как он? Когда его выпишут?
Мужчина посмотрел на меня своими глубокими грустными глазами…
- Он потерял слишком много крови. Делать переливание было поздно.
- Что?.. – да что за бред он несёт?!
- Мы сделали всё, что смогли. Простите, - он повернулся и пошёл по белому коридору, отдаляясь от нас, так и застывших на одном месте и отказывающихся принимать то, что произошло.
Могу ли я описать чувства, которые разрывали меня на части в этот момент? Нет, не могу… Потому... потому что они не подвластны никаким словам! Это то, что внутри тебя! Разъедает душу подобно серной кислоте! Как с этим жить?.. КАК?!
Стоя позади ребят, я бессмысленно смотрел на их спины.
- Я думал, что боги не умирают, - тихо сказал Руки, опустив голову. Он тоже ещё не до конца осознал случившееся.
- Это легко проверить, - ответил я, вынимая пистолет из-за пояса, - Если я бог, - я поднёс дуло к виску, - то останусь жив…
Рейта обернулся и с ужасом увидел пистолет в моей руке. Он рванул с места, чтобы меня остановить.
- …Но я не бог.
Улыбка.
Выстрел.